Проститутки Питера индивидуалки путаны и шлюхи СПб
« 2017 г. »
« октябрь »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
.: 22.10.2017 :.
22.10.2017

ПРОСТИТУЦИЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА. СОЦИАЛЬНАЯ СРЕДА

Религиозный элемент имел определяющее влияние на развитие половой этики средних веков, а вместе с тем на отношение государства и частных лиц к проституции и на ее организацию. Ибо подчинение религии и церкви, как на Востоке, так и на Западе, вообще было в то время равнозначно развитию жизни соответственно требованиям разума. Но жизнь развивалась в определенной социальной среде, а Восток и Запад обнаруживают в этом отношении как сходные черты, так и своеобразные отличия. Эти последние обусловили отличные условия происхождения и различные формы проявления средневековой проституции, а также различные отношения ее к так называемому «социальному вопросу», то есть к экономической и общественной жизни (в самом широком смысле этого слова).
Прежде всего необходимо подчеркнуть поразительную разницу между Востоком и Западом в форме хозяйства и характере городов. Тогда как типично денежное хозяйство Римской империи продолжало существовать в империи византийской, откуда перешло в области с арабской культурой, в Западной Европе до XIII века преобладало натуральное хозяйство, характеризующееся сельскохозяйственными промыслами, крупным землевладением и ленной системой. Лишь с крестовыми походами здесь начинается развитие капиталистического хозяйства, и притом в форме экономической революции.
Так как характер городов изменяется параллельно развитию денежного хозяйства, то соответственно позднему развитию капитализма на Западе, в христианской Европе замечается почти полное отсутствие больших городов, между тем как на Востоке и на магометанском Западе (Испания) существуют многочисленные большие города со всеми их типичными особенностями. В этом фундаментальное различие между восточными и западными странами, имеющее также величайшее значение для развития проституции.
В центрах изысканной антично-восточной культуры и утонченных наслаждений, сохранивших античный характер, проституция отличается той же чрезвычайной дифференциацией и теми же противоположностями, которые мы уже видели в древности. Лишь в Византии и на магометанском Востоке продолжал процветать столь характерный для античного мира свободный гетеризм, между тем как в Западной Европе он совершенно отсутствовал и снова нашел туда доступ уже во времена Ренессанса. Таким образом, между восточными и западными странами получается следующее различие: там господствует свободная проституция в облагороженной форме института гетер и певиц; здесь – более или менее несвободная проституция в форме института борделей. Средние века в Европе представляют период расцвета борделей. Ни раньше, ни позже бордели не были абсолютно и относительно так многочисленны, как тогда. Разве мыслимо теперь, по крайней мере в Германии и в германских странах, чтобы небольшие города с 500-2000 жителей имели профессиональную проституцию, тем более бордель? А между тем в средние века это имело место. Почти каждый небольшой город имел тогда свой бордель с несколькими проститутками.
Мы не ошибемся, если причиной этого явления сочтем прежде всего глубокое убеждение, почти догматически господствовавшее в средневековой половой этике, – убеждение в «необходимости» проституции как защиты от худшего зла, от нарушения супружеской верности и от соблазнения приличных девушек.
К этому присоединяются и социальные условия, специальные условия спроса и предложения. Значительную роль здесь играет состав средневекового населения, обнаруживающий некоторые благоприятные для проституции моменты, на которые впервые указал Карл Бюхер. В средневековых городах избыток женщин, по сравнению с мужчинами, был значительно больше, чем теперь, потому что мужской пол.от самого рождения подвержен гораздо большим опасностям, чем женский (большая неумеренность во всякого рода наслаждениях, опасность для жизни вследствие постоянных междоусобиц, гражданских раздоров и опасных торговых путешествий, у духовенства и ремесленных подмастерьев – еще принудительное безбрачие).
Социальные бедствия женщин обусловливались не одним только громадным избытком их по сравнению с мужчинами; прежде всего они были последствием ложной и бессмысленной половой этики и двойственной морали, господство которых вызвало «нравственное унижение и уничижение женщины, грубее которого едва ли можно себе представить» (Бюхер). Лишь Ренессанс и реформация положили начало новой оценке женщины и борьбе с гибельной двойственной моралью.
Благодаря численному преобладанию женщин в средние века и получавшемуся вследствие этого излишку незамужних женская конкуренция должна была давать себя чувствовать во многих областях, например, исключение женщин из цеховых промыслов. Но тенденция к вытеснению женского труда могла осуществиться лишь в XVII столетии. До того железная необходимость всех жизненных условий вынуждала женщин принимать ревностное участие в работе в промыслах и индустрии.
В то время преобладали наемные работницы, самостоятельное ведение промысла женщинами встречалось крайне редко. Женщины работали в качестве портних, белошвеек, прачек, плетельщиц корзин, работниц, изготовлявших свечи и веники, торговок яйцами, плодами, сыром и т. д. Плата работниц была очень низка. Нужда гнала женщин к занятиям и в таких профессиях, которые по всему своему характеру уже имели известное отношение к проституции. Это банщицы, женщины-цирюльницы и служащие в кабаках.
Достойно внимания – ввиду существующей еще и теперь причинной связи между профессией прислуги и проституцией – большое число женской прислуги в средние века.
Наконец, на весьма бедственное состояние женщин средних веков указывают также многочисленные учреждения для призрения беднейших одиноких женщин, «Божьи дома» и «Учреждения Бегин». Почти все они основаны между 1250 и 1350 годами, и в них находила приют значительная часть женского населения. В XV веке организация Бегинских общин сильно изменилась к худшему, так что сестры поставляли немалый контингент проституток, и в официальных актах их ставят на одну доску с публичными женщинами.
В средние века относительно больше, чем теперь, было и число безбрачных мужчин, что при строгих наказаниях за внебрачные половые сношения с честными женщинами должно было чрезвычайно усиливать спрос на проституцию. Здесь нужно иметь в виду три категории мужчин: цеховых подмастерьев, духовенство и, в меньшей степени, студенчество.
Так как ремесленное население связано было в средние века при вступлении в брак необходимостью доказать, что мужчина имеет самостоятельный заработок, то подмастерья вообще не могли жениться. Вследствие закрытия многих цехов и ограничения числа мастерских и лавок, в XIV и XV веках образовалось особое сословие подмастерьев, которые не имели шансов на самостоятельность и на основание семьи. Если подмастерья, несмотря на это, все же вступали в брак, то это бывало не так часто, как теперь среди фабричных рабочих.
В то время как эта категория холостого населения влияла на усиление спроса на проституцию лишь в последние два столетия средних веков, большое число безбрачных священников уже начиная с XI века составляли главную часть клиентов проституции. Строгий закон Григория VII от 1074 года о целибате направлен был не только против браков священников, но в такой же степени и против полового разврата духовных лиц, в то время как раз очень усилившегося. Но желанная цель не была достигнута. Напротив, со времени введения всеобщего безбрачия духовенства в XII веке число холостых мужчин в городах увеличилось до крайне ненормальных пределов, а спрос на проституцию значительно возрос.
Тот факт, что в большинстве уставов средневековых борделей имеется пункт, запрещающий допускать в бордель священников и вообще духовных лиц, показывает, как часты были такие явления. Где монастырская дисциплина мешала монахам свободно выходить из монастыря и иметь сношения с внешним миром, так что посещение борделя было невозможно, там, наоборот, проститутки находили средства и случай, чтобы прокрасться в монастырь и сохранить для себя этих платежеспособных клиентов.
Как третью категорию холостых мужчин, разумеется, только в университетских городах, мы назовем студентов высших школ Италии, Франции, Германии, Англии и Испании, составлявших там главную клиентуру проституции. Среди студентов дурной славой охотников за женским полом пользовались, главным образом, клерики и «писцы», то есть юристы. «Красивые женщины и виноградный сок – возлюбленные всех писцов», – гласит изречение того времени.
Наиболее опороченными благодаря пьянству и развратной жизни студентов считались Париж, Падуя, Саламанка, Кельн, Лейпциг и Вена. Уже в начале XIII века Жак де Витри рассказывает о Париже, что проститутки постоянно шатались там по улицам недалеко от школьных зданий, чтоб завлекать студентов. Часто в одном и том же доме можно было найти наверху школу, а внизу бордель. В верхнем этаже профессора читали лекции, а в партере проститутки занимались своим гнусным ремеслом; наверху раздавался шум от ученых диспутов, а внизу слышалась отвратительная брань проституток. В итальянских университетах также ревностно предавались страсти к вину и любви, но итальянский студент не так легко погружался в грубое пьянство, господствовавшее в немецких университетах. Венера влекла его больше, чем Вакх, вино служило только для того, чтобы усилить радости любви и сделать их более пикантными.
Кельнские студенты много занимались уличными и бордельными проститутками и мало – изучением книг. Проституток иногда временно изгоняли из подозрительных домов и приютов поблизости от студенческих бурс (пансионов), но они вскоре возвращались обратно. Университетское начальство принимало меры против сношения студентов с проститутками. По университетским статусам от 1392 года, всем магистрам и студентам под страхом наказания запрещено было «шататься по ночам», «предаваться разврату» и часто посещать кабаки и «другие запрещенные места». Управляющий бурсой должен был также следить за тем, чтобы никто из студентов не выходил ночной порой из бурсы без разрешения своего магистра, летом позже 10, а осенью и зимой позже 9 часов вечера. Иногда предававшиеся ночному разгулу студенты не допускались также к экзаменам.
На студенческих диспутах, которые устраивались в некоторых немецких университетах и в Париже, рассматривались иногда и более легкие, шутливые темы, в том числе – отношение проституток к своим клиентам. Так, например, в 90-х годах XV столетия в Гейдельберге, под председательством Иоганна Хильта, магистр Якоб Гартбил произнес на диспуте шутливую речь, которая является предостережением против коварства и хитрости проституток. Речь изложена в форме академического диспута, с многочисленными цитатами из римских поэтов, в особенности Овидия и Вергилия, а также из римского и канонического права, и снабжена всевозможными немецкими и переводными поговорками. Она важна для нас прежде всего в том смысле, что указывает на тесные отношения между студенчеством и проституцией, выразившиеся в выработке общего жаргона. В выходивших впоследствии словарях студенческого языка, например, в вышедшем в 1781 году «Студенческом лексиконе» Христиана Вильгельма Киндлебена, мы видим своеобразный бордельный жаргон чисто студенческого происхождения.
Регулярные оргии устраивались студентами в борделях каждый раз, когда начинали свое студенчество вновь прибывающие, причем новички должны были нести все расходы на угощение, пьянство и пирушки с проститутками.
Изложенное приводит нас к заключению, что число безбрачных мужчин и женщин в средние века было значительно больше, чем теперь.
Но безбрачие как благоприятный момент для развития в средние века проституции уступает в своем значении весьма распространенным тогда во всех странах бесчинствам так называемых «вредных» людей, то есть людей без определенных средств к жизни, существование которых было возможно только благодаря нищенству, всякого рода непозволительным уловкам, воровству и другим преступным актам, а также благодаря проституции.
Число таких антисоциальных элементов населения в средневековых городах, если принять во внимание относительно небольшое число жителей, было довольно велико, что объясняется постоянной текучестью этих элементов, непрерывным притоком и оттоком их. Громадное возрастание их числа составляет характерную черту средних веков, потому что находится в прямой связи со средневековой системой наказания, с проскрипцией и изгнанием.
Действие этой системы само по себе должно было приводить в движение громадные массы людей и делать опасных людей еще более опасными. Если при проскрипции и изгнании слово бывало иной раз хуже самого дела, если многие вскоре снова могли вернуться на родину и на это смотрели сквозь пальцы, то в первую минуту они все попадали в водоворот и подвергались самому худшему соблазну. Для людей неимущих, оторванных таким образом от своей профессии и круга знакомых, а быть может, еще и заклейменных или отмеченных каким-нибудь изуродованием, вырваться из этого водоворота было почти невозможно. Нужда вызывала новые проступки и новые преступления, что опять-таки приводило к необходимости переменить место, и так далее.
Бесспорно, очень удобно было избавиться от преступника, просто прогнав его: это не требовало денег, а еще меньше размышлений. Тем не менее, это была крайне близорукая политика, которая в конце концов сама себя наказывала, как и всякий вообще бездушный эгоизм. Таким образом из оседлых первоначально людей искусственно создавалась в средние века толпа бродяг по наклонностям и призванию (игроки, пилигримы, бродячие школяры, цыгане, распутные женщины). Хотя нельзя не признать, что категория бродяг, порожденная стремлением к странствиям, также была в то время гораздо больше, чем во все другие времена (таковы пилигримы, религиозные мечтатели, бичующие себя братья). На Востоке аналогичное явление представляли пилигримы, направлявшиеся в Мекку.
Удивительная любовь к странствиям не ограничивалась (как теперь) преимущественно мужчинами, но в равной мере охватывала женщин и девушек. В списках лиц, подлежавших обложению налогами, часто значится: «ушла», «убежала», «никто не знает, куда девалась». Это странное психическое состояние людей средних веков – непреодолимое стремление вдаль – должно учитываться при оценке социальных условий проституции того времени.
Бродячие люди служат неистощимым источником для проституции. Это видно из того, что в отдельных городах профессиональной проституцией занимались почти исключительно не местные жительницы. С другой стороны, и мужчины из среды бродячих людей составляют значительную часть либо клиентуры, либо эксплуататоров проституции. Наряду с проститутками, они заклеймены были печатью общественного презрения, бесчестия и позора.
Тут были нищие, игроки, паяцы, фокусники, певцы, танцовщицы, лирницы и арфистки, цыгане, евреи, прокаженные, искатели приключений, бродячие школяры, учителя и клерики, наемные солдаты, чужие подмастерья и слуги. Они странствовали по Европе и массами появлялись всюду, где бывало большое стечение народа: на мессах и ярмарках, освящениях церквей и других общественных и частных праздниках, турнирах, духовных соборах, в паломничествах, крестовых и других военных походах…
В раннюю эпоху средних веков значение ярмарок и месс было очень велико. В большинстве случаев ярмарки бывали поблизости от церквей и монастырей, и притом большею частью в связи с празднествами в память мучеников. Здесь можно было встретить и всевозможные формы проституции. «Многие христиане, – говорит строгий аскет, монах Шенуте, – как мужчины, так и женщины, только затем являются на празднества в память мучеников, чтобы заниматься развратом, сходясь в какой-нибудь гробнице или другом укромном уголке». После праздника, как сообщает св.Хризостом, все устремлялись в увеселительные кабачки и бордели. Танцовщицы и танцоры всю ночь напролет веселили толпу.
Годичные ярмарки всюду бывали связаны с праздниками главнейших мучеников, и впоследствии в день именин этих святых совершались паломничества к их чудотворным иконам. Скопление большего количества людей часто в совсем маленьких местечках или поблизости от уединенных монастырей и церквей, особенно на несколько дней, было возможно лишь в том случае, если не прекращался подвоз жизненных средств. А потому сюда прежде всего являлись продавцы съестных припасов, за ними следовали другие купцы и, наконец, неизбежная бродячая публика для всякого рода представлений и увеселений. Ярмарки высшего стиля назывались «мессами», потому что открывались по окончании богослужения.
Странствующую толпу привлекали также церковные мессы и праздники стрелков, Иванова дня, масленицы и др. Сопровождавшее их веселье всегда кончалось разгулом и развратом, а потому начальство привлекало на праздники побольше проституток, чтобы предупредить соблазнения и насилия над честными женщинами. Масленицу, а также апрельские и майские праздники можно назвать своего рода «женскими сатурналиями», по той неограниченной свободе, которая предоставлялась и честным женщинам, не возражавшим в этих случаях против присутствия проституток.
Другой народный праздник, в котором принимали большое участие проститутки, был праздник Иванова дня и Ивана Купала. Вечером перед Ивановым днем, как только начинало смеркаться, на площадях Вены зажигались большие костры. Члены ратуши верхом на лошадях, украшенные цветами и лентами, с бюргермейстером во главе и в сопровождении барабанщиков и флейтистов, объезжали вокруг ярко пылавших костров, а затем начинались танцы подмастерьев с проститутками, которые украшали себя в этот день венками. В заключение проститутки, большею частью полунагие, устраивали веселые танцы и одаривали ликующую толпу цветами и венками, получая взамен угощение пивом. Бюргермейстер и совет города присылали проституткам угощение за счет города, главным образом, пиво.
Аналогичным праздником проституток в Вене были бега по случаю двух больших годовых ярмарок, когда мужчины и проститутки устраивали бега до куска ярко-красного бархата (плиса). Обычай этот возник в 1382 году и существовал полных 150 лет. «Вольные дочери будут бегать к бархату, и которая прибежит раньше, та получит этот бархат». На этом празднике проституция, конечно, играла главную роль; по обилию цветов, которыми украшали себя проститутки, он похож на римские флоралии. Эти бега напоминают состязание, которое устроил Каструкцио Кастракани, командир города Лука, после победы над флорентинцами в битве при Сервальо. На виду у неприятеля он велел голым проституткам состязаться в бегах вокруг куска дорогой материи.
Проститутки часто присутствовали на частных праздниках: не только на свадьбах живодера или палача – на которых они танцевали, как сообщает хроникер того времени, «красивый грациозный танец, так что многие люди из города Нюрнберга приходили смотреть на такое приятное зрелище», – но и на свадьбах знатных людей.
Из восточных праздников такого рода заслуживает упоминания Навруз – типичный весенний праздник ислама, персидского происхождения, перенятый халифами и распространившийся из Азии в Африку. Певцы и певицы, проституированные лица мужского и женского пола, принимали участие в этом восточном народном празднике.
К праздникам, на которых в большом числе собирались проститутки, принадлежали также рыцарские турниры. Рыцари часто появлялись в сопровождении распутных женщин. Так, например, Вальтман фон Зетельштедт, тюрингский рыцарь, отправился с ландграфом Людовиком IV на турнир в Мерзебурге в сопровождении «красивой женщины», которая всегда имела при себе ястреба и хорошую охотничью собаку. Она заработала в Мерзебурге столько колец, сколько было у нее пальцев, и одарила ими по возвращении домой других «красивых женщин». На магдебургском турнире в 1279 году наградой победителям была назначена распутная женщина.
Поездки короля и имперские сеймы всегда сопровождались наплывом громадного количества проституток; то же бывало и на духовных соборах. Когда король Альбрехт прибыл в 1298 году в Страсбург, за ним следовали не менее 800 продажных женщин.
Проституции и увеличению числа бродячих женщин благоприятствовали многочисленные паломничества и пилигрим-ства средних веков, которые начиная с VIII столетия непрерывно тянулись к святым местам, особенно в Рим, затем в Сантьяго-де-Компостела в Испании, в Иерусалим, Лорето, Эйнзидельн, Аахен и Трир. Из правдивой, жизненной характеристики этих пилигримств, сделанной Фердинандом Грегоровиусом, мы приведем выдержку, касающуюся их отношения к проституции: «Многочисленные пилигримства – переселения народов – непрерывно подымались в Альпы, садились на суда и устремлялись в Рим, влекомые моральными побуждениями. Но страждущая или робкая добродетель пилигрима слишком часто осуждена была на то, чтобы выступать вместе с наглым пороком или хитрым обманом, и приходя в соприкосновение на пути к спасению с заразой, и самой также становиться нечестивой. Развращающее общение с людьми, свободными от всех уз семьи и государства, приключения и искушения, представлявшиеся в пути, искусный соблазн богатых городов юга были причиной потери чести многочисленными девушками, и многие, покинувшие отечество, чтобы укрепить свой священный обет у гроба Петра, как скромные девушки, вдовы и монахини, возвращались домой падшими или оставались в прекрасной Италии в качестве прелестниц какого-нибудь веселого рыцаря».
Уже в 744 году миланский архиепископ Сан-Бонифацио просит в письме к Кунберту Кентерберийскому, чтобы синод запретил женщинам, в том числе и монахиням, паломничества в Рим, потому что они, большей частью, имеют печальные результаты и почти все женщины-паломницы кончают существование проститутками ломбардских и французских борделей. Фриульский синод действительно запретил монахиням совершать паломничества в Рим.
С другой стороны, мужчины-пилигримы были клиентами проституции. Чтобы помешать сношениям христианских пилигримов с магометанскими проститутками, палестинское начальство запрещало пилигриму «следовать приглашению женщины». Церковь со Св.Гробом в Иерусалиме «оскверняли иногда, унижая ее до борделя».
В магометанском мире мы находим те же условия. Наиболее известным примером связи между паломничеством и проституцией уже в раннюю эпоху средних веков служила Мекка. Ввиду колоссального паломничества в Мекку, здесь господствовала настоящая столичная жизнь, со всеми ее светлыми и теневыми сторонами.
Во дворе мечети в Мекке никогда не было недостатка в проститутках, и издавна «по вечерам в слабо освещенных галереях заключались договоры, не имеющие никакого отношения к паломничеству». Эти жрицы чувственной любви приводят Юлия Брауна к ошибочному сравнению каабы в Мекке с храмом Астарты, или Афродиты.
Особый вид паломничества представляют крестовые походы. Громадные толпы бродячих женщин сопровождали крестоносцев в Азию. За французским войском в 1180 году следовали, как говорят, не менее 1500 женщин. Еще Людовик Святой во время крестового похода нашел палатку с проститутками в непосредственной близости от своей собственной. Даже к крестовому походу детей в 1212 году присоединилась большая толпа бродячих сестер, так что не достигшие зрелого возраста дети пришли в соприкосновение с проституцией, а многие девушки вернулись из этого похода проститутками.
Средневековая военная организация также обнаруживала тесную связь с проституцией. «Полковая проститутка» представляла всем известный тип уже в XIV и XV веках, и указания, будто она появилась лишь вместе с организацией полков ландскнехтов, ошибочны. Уже Фридрих I Барбаросса в своих мирных законах, изданных в 1158 году во время первого похода в Италию, под страхом тяжелого наказания запретил военным людям иметь в своей квартире проституток. Пойманным на месте проституткам отрезали носы.
При осаде Нейса (1474-1475) Карлом Смелым в войсках находилось не менее 4000 распутных женщин. По приказанию герцога они даже привлечены были профосом к фортификационным работам, получили маленькое знамя, на котором нарисована была женщина, и ежедневно выходили на работу под звуки барабанов и флейт.
Связь проституции с банями мы уже рассмотрели подробно выше и здесь укажем только на ежегодные поездки проституток на купания. В начале сезона они целыми толпами отправлялись на известные купания, например, в Цюрих в Швейцарии.
Крупными центрами проституции, подобно тому, как это было в древности и как это имеет место в настоящее время, служили большие морские гавани. Но и в городах с гаванями, расположенных на берегу больших рек – Париже, Майнце, Кельне, Лондоне, и т. д., – оживленное судоходство влекло за собой больший спрос на проституцию и посещение борделей. Тогда главными клиентами проституток были путешествующие купцы.
Чрезвычайно благоприятную почву для развития и процветания проституции составляли, с одной стороны, странники, а с другой – большие толпы несвободных людей. Мы встречаемся здесь частью с теми же условиями, которые так характерны для античного рабства. Христианство и в этом случае переняло наследство античного мира и в течение всех средних веков терпимо относилось к рабству. Мало того, церковь даже напоминала рабам о верности своим господам, вероятно, по тем же соображениям, по которым бедность и теперь еще толкуется католицизмом как часть божественной программы мира. Иезуит Майер из Марии-Лаах выражает эту мысль в следующих словах: «Бедность как таковая, то есть как относительно неблагоприятная доля участия во внешних благах на земле, является со времени грехопадения положительным и неизменным фактором божественной программы развития общества».
Число крепостных в VII-X веках составляло половину населения, а впоследствии неоднократно увеличивалось до 4?5 его. Разумеется, что с античными рабами можно сравнивать лишь низших крепостных, между тем как более значительная их часть представляла уже своего рода среднее сословие. Тем не менее, и число низших крепостных достигало ужасающих размеров; во всяком случае, оно было настолько велико, что в течение всего средневековья велась оживленная торговля рабами между Западом и Востоком, а также между отдельными странами христианского Запада – торговля, которая имела величайшее значение для рекрутирования проституции.
Здесь также можно доказать непрерывность исторического процесса между древним миром и средними веками. В Западной Европе уже очень рано появился римский торговец людьми. Он привозит римские безделушки, украшения и предметы потребления и вывозит человеческий товар, во многих случаях служивший целям проституции. На Востоке носителями древне греческой торговли рабами остались византийцы. Они доставляли главным образом человеческий материал для евнухов. Торговля девушками велась также арабскими торговцами. В средние века в торговле рабами принимали участие венецианцы, византийцы, евреи и арабы. Напрасно императрица Теодора предписывала строгие меры против опасного класса торговцев девушками, освобождала многих девушек из их рук и возвращала семьям – Византия вскоре снова стала центром работорговли.

На Западе соответственное место занимала Венеция, где торговля человеческим мясом в обширных размерах велась уже, начиная с VIII столетия. Во время папы Захария (741-752) многие венецианские крупные торговцы приезжали в Рим, созывали ярмарку и покупали массу рабов, как мужчин, так и женщин, чтобы сбывать их в Африку сарацинам. В 778 году, ввиду упрека франкского короля Карла, что римляне продают рабов сарацинам, папа Адриан I указывает на лонгобардов как на настоящих работорговцев. Венеция была центром итальянской торговли девушками, против которой там безуспешно изданы были законы в 876, 943 и 960 годах (главным образом запрещена была продажа христианских рабов арабам).
Венецианцы и греки соперничали между собой в этой выгодной торговле, посредниками в которой им иногда служили евреи. Греки и венецианцы разъезжали по берегам Адриатического и Этрусского моря, сбывали свой товар и в то же время закупали рабов и оскопленных мальчиков.
В этой торговле людьми принимали участие славянские народы Балканского полуострова, вывозившие рабов из Албании и Далматии в Италию вплоть до 1459 года.
В Богемии мы находим торговлю женщинами и девушками в XI и XII веках, а в Германии – еще в XV веке. Хозяева многих итальянских борделей ежегодно посылали своих людей в Германию, особенно в Швабию, для покупки девушек для борделей. В немецких борделях также излюбленными проститутками были швабки. Существовала даже поговорка: «Швабия одна может в изобилии снабжать всю Германию проститутками, как франки – разбойниками и нищими, Богемия – еретиками, Бавария – ворами, Швейцария – палачами и сводниками, Саксония – пьяницами, Фрисландия и Вестфалия – клятвопреступниками, Рейнланд – обжорами».
Рыночную цену того времени на женщин мы узнаем из акта о продаже от 1333 года, принадлежащего рыцарю Конраду фон Ураху. Приблизительно за 4 марки можно было купить двух женщин (ценность денег была тогда, конечно, выше, чем теперь).
Особый вид торговцев девушками представляли во Франции «rodeurs de filles», упоминаемые в XV веке. Они уводили девушек, сначала пользовались ими сами, а затем продавали их. Торговля девушками уже и тогда привела к типичному бордель-ному рабству, аналогично тому, что мы видим теперь.
Колоссальных размеров торговля рабами, в том числе и для целей проституции, достигла на магометанском Востоке. Черные и белые рабы ежегодно привозились туда тысячами. Первые прибывали из Завилы, тогдашней столицы Феццана, где находился главный рынок работорговли, из Египта, с восточного африканского побережья; вторые – из Центральной Азии (Туркестан, Фергана) или из Европы – с севера (славянские народы) и из греческих и франкских земель, в частности из Италии и Испании. Рабы испанского происхождения ценились особенно высоко. Рабыни ввозились еще, кроме того, из Сирии и Персии, а с северо-восточной границы привозили женщин тюркских племен, отличавшихся физической красотой, – многие из них отправлялись в Багдад.
Большое распространение и обилие странников и чрезвычайно обширная торговля рабами в средние века должны были также способствовать проституции в форме сводничества и сутенерства. Оба эти вида косвенной проституции достигли в средневековую эпоху большого развития как на Востоке, так и на Западе, причем сутенерство на Западе выражено было в большей степени, чем на Востоке.
Развитие сводничества как профессии исходит из больших центров работорговли, то есть главным образом из Италии и магометанских культурных стран Востока и Запада.
На магометанском Востоке дома работорговцев были естественными центрами сводничества. Но, кроме того, существовали еще профессиональные сводники, организованные в особые гильдии. Эти агенты проституции способствовали свиданиям мужчин с проститутками и честными женщинами в особых домах для свиданий, часто (совершенно как теперь) под видом посредников для устройства браков.
В Германии преступная деятельность сводниц не ограничивалась эксплуатацией уже проституированных женщин, но простиралась также на соблазнение честных девушек. В Кельне, например, изданы были строгие законы против сводниц, склонявших девушек к разврату, доставлявших их духовенству, устраивавших свидания монашкам, женатым мужчинам с чужими женами и так далее.
Нередко женщин и девушек помещали в бордель за долги мужей и родителей – это считалось дозволенным, если девушка давала на то свое согласие. В Шпейере один негодяй поместил в бордель за незначительную плату свою возлюбленную. В нюрнбергском бордельном уставе такие вещи строго запрещались. Сводница пользовалась еще большим презрением общественного мнения, чем сама проститутка.
В Италии, в частности в Венеции, сводничество достигло в средние века колоссальных размеров. Занятием этой профессией унижали себя даже многочисленные дворяне и духовные лица. Нота Таддео Вимеркати от 25 июня 1492 года миланскому послу в Beнеции содержит почти невероятное сообщение, что среди изгнанных недавно из страны имеется 111 дворян, содержавших у себя женщин, а также несколько монахов и священников, занимавшихся сводничеством. Их выслали, чтобы отвлечь от этой позорной торговли.
В Неаполе профессиональным сводничеством занимались главным образом хозяева кабаков и владельцы таверн, причем в качестве кредиторов проституток они держали их в постоянной зависимости и жили на их доходы. В 1470 году издан был указ против этого.
Особым видом сводника должен считаться сутенер, так называемый «милый дружок», уже в средние века обнаруживающий все существенные черты современного сутенера. В средние века сутенер свободной проститутки встречался столь же часто, как и сутенер свободной проститутки, являющийся в настоящее время почти исключительным типом сутенера. Это зависит, вероятно, от преобладания вообще бордельной проституции в то время. Такой сутенер, даже живущий вместе с проституткой в борделе, описан в знаменитой «Балладе о Толстухе Марго» Франсуа Вийона.

Толстуху люблю, ей служу от души!
Вы скажете, глуп иль собою урод?
Пойди-ка, такую найди за гроши!
И грудь, и живот хоть кого завлечет, -
Недаром к нам валит гулящий народ,
И мчусь я с кувшином – вина подзанять,
И хлеба, и сыра спешу им подать,
А сам в уголке напиваюсь потом…
Марго вам по нраву? Мы ждем вас опять
В притоне, где стол наш и дом.
Но наши дела не всегда хороши,
Коль денег от гостя Марго не берет,
Не смотрят глаза и воротит с души!
Снимаю рубаху с нее за расход,
Клянусь, что и юбку пущу в оборот…
Да разве антихриста этим унять?
Костит меня в бога и в господа мать,
Вопит! Но тогда ей пишу кулаком
Расписку под носом, чтоб не забывать:
В притоне и стол наш и дом.
А после – в постель! Копошимся в тиши,
Раздавлен, молчу и не смею кричать
В притоне, где стол наш и дом.
Вой ветер, лей дождь, – мне на все наплевать:
Истоплена печь и согрета кровать,
Любовник возлюбленной даме под стать,
Лисице жить с лисом, а кошке – с котом!
Отребью – отрепья,- о чем же вздыхать?
Нет чести в бесчестье – ее не сыскать
В притоне, где стол наш и дом.
(Пер. Ф.Мендельсона)

В Испании поведение сутенеров в середине XV века приняло такие опасные формы, что Генрих IV в 1469 году особым законом запретил проституткам иметь любовников и кормить их.
Говоря о социальной среде средневековой проституции, не надо упускать из виду ту роль, которую играл алкоголизм как условие, благоприятствующее спросу и предложению проституции. Число винниц и кабаков в средневековых городах, быть может, даже превосходило их число в городах современных. Многие кабаки и таверны были настоящими увеселительными заведениями, потому что хозяева их и даже назначаемые начальством городские сидельцы содержали девушек для привлечения гостей. А с другой стороны, бордели имели концессии на кабаки. Во многих случаях трудно было определить первоначальный характер (бордель или кабак) такого места для проституции.

22.10.2017

История проституции

Первый возвел аскетизм в систему и, развил его во всех направлениях Тертуллиан. Его проповеди производили глубокое впечатление, имели решающее значение для позднейших писателей и послужили прообразом для развития монашеского идеала. Воззрения Тертуллиана направлены против половой жизни, его идеал – отсутствие пола; даже брак был для него только телесным единением, а красота тела – выражением простой чувственности. Все чувственные инстинкты нужно подавлять, чтобы Христос стал «ангелом, едущим верхом на прирученном звере (чувственности)», а потому нужно строго избегать всего, что возбуждает чувственность: театров, представлений, музыки, танцев.
Так как половой инстинкт является злым врагом человека, то женщина, как воплощение полового элемента, кажется Тертуллиану воротами для дьявола. «Это ты, – восклицает он, – создала вход для дьявола, ты сломала печать с того дерева, и ты же обманула того, к которому не мог приблизиться дьявол! Так легко ты низвергнула мужчину, образ и подобие Бога. Ради твоей вины, то есть ради смерти, должен был также умереть Сын Божий».
Наряду с Тертуллианом, больше всего способствовало развитию аскетического идеала учение гностиков.
Этика гностиков характеризуется резким противопоставлением духа и материи, причем материя рассматривается не только как дурное и греховное начало, но и как нечто, подлежащее уничтожению, к мистическому же соединению с высшим существом, с богом, напротив, нужно стремиться всеми доступными аскетизму средствами. Это удается только пневматикам, или людям духа, между тем как психики, люди души, останавливаются на полпути, и гилики, люди тела, предающиеся чувственности, подлежат уничтожению вместе с дьяволом.
Экстаз гностиков, связанный с половым аскетизмом и чуждый первобытному христианству, вел к взрыву элементарной чувственности, как это нам известно о различных сектах гностиков. Ибо в состоянии экстаза, который ведет к уничтожению свободной воли и самообладания, слишком легко торжествуют победу те «глубочайшие, оставшиеся нетронутыми инстинкты жизни», которые непрерывно борются «все новыми средствами и изобретениями» против умерщвления плоти (Ф.Ницше). Экстаз духа превращается в экстаз чувственности.
Поэтому мы не должны удивляться, что находим уже у гностиков все те половые извращения, которые так характерны были впоследствии для аскетических средних веков; даже сатанинская месса гностического происхождения. Мало того, гностицизм по религиозным причинам систематически оправдывал разврат и проводил его на практике. Гностики старались выяснить тайну размножения человека, и так как силу перенести душу в новое тело давали злым ангелам не те грехи, которые совершил человек, а, напротив, те, которых он не совершал, то существовал следующий закон: греши по мере сил и поддавайся всякому соблазну, чтобы не быть вынужденным заново родиться и еще раз сделаться «человеком тела». Поэтому различные секты гностиков ввели у себя половые сношения, считавшиеся таинствами, при которых женщина была таинственным сосудом, своего рода религиозной проституткой, как хиеродулы в культе Астарты.
Гностики учиняли, как религиозный ритуал, самые развратные половые оргии. Половое общение превратилось в мистерию, в священнодействие, как изображение небесной тайны сизигий. Они проповедовали «религиозную обязанность» полового общения и вне брака, что в Откровении Иоанна (2; 24) названо «служением сатане».
Такого сладострастно-развратного направления придерживались различные секты гностиков: карпократиане, которые вместе с платоновским коммунизмом переняли также общность жен и проводили ее в жизнь в форме отвратительных ночных кутежей; николаиты, у которых женщины занимались пророчеством и предавались проституции; каиниты (офиты) и адамиты, которые во время своих оргий возводили разврат в религиозный культ.
Уже послание Иудынамекает на половые извращения гностиков, когда в нем говорится, что они, подобно содомитам, оскверняют тело. Действительно, они не только употребляли возбуждающие половые чувства «любовные напитки», но и прибегали ко всем формам гетеро- и гомосексуальных сношений (частью, чтобы наружно сохранить у женщин «девственность»).
У некоторых гностиков, например, у симониан, coitus per os считался таинством: Симон Маг учил, что не матка, а рот есть «поле зарождения», ибо Logos (слово) есть сущность мира, а потому и орган, в котором оно зарождается, должен быть наиболее важным, следовательно, coitus per os есть богоугодное дело. Общий оргии были здесь прообразом средневековой «черной мессы», или «сатанинской мессы», так как мы находим у симониан то же религиозное поклонение и почитание половой жизни, как и при этих мессах.
Гностикам родственна секта манихеев, последователей перса Мани. Они особенно развили мизогинный характер аскетизма, ибо считали женщину воплощением соблазнительной чувственности. Ева соблазнила Адама, пробудив в нем волю к размножению, которая и является грехом, потому что, по старо-манихейскому дуалистическому воззрению, благодаря этому удлиняется пленение замкнутой в телесном мире световой субстанции. Манихеи чрезвычайно резко подчеркивали контраст между чувственной природой женщины и духовной целью человечества и на этом основании называли женщину демонически злым существом. Из трех их печатей – запрещение мяса и вина, запрещение нечистой работы и запрещение всякого полового общения – последняя была наиболее важной.
Благодаря столь резкой мизогинной тенденции их учения, манихеи приобрели славу педерастов, и в средние века секты манихеев подвергались преследованию как распространители гомосексуализма.
Аскетизм великой христианской церкви, который систематически развивался в течение III и IV веков, обнаруживает ясное влияние учений Тертуллиана и еретических сект. С одной стороны, мы видим, что Ориген, объявив все половое «неприличным», всякую плотскую любовь «дьявольской» и признав только духовную любовь к Богу дозволенной, чтобы служить этой последней, оскопил себя. Но, с другой стороны, последствием чрезмерного полового воздержания является постоянная сосредоточенность мысли на половой жизни, обширное изображение всевозможных исторических и мифологических преданий о половых актах нормального и извращенного характера.
Большим мастером таких детальных описаний разврата является, например, строгий аскет Арнобий, написавший в 300 году 7 книг «Против язычников», в которых описывает самыми яркими красками безнравственность языческого политеизма. Я должен сказать, что при чтении этого сочинения вспомнил фантазии маркиза де Сада, который рассматривает половую жизнь в совершенно аналогичном, я бы сказал, гиперболическом виде. Сходно с ним по духу сочинение современника и соотечественника Арнобия, Лактанция, которое также посвящено доказательству развращенности античного вероучения.
Нельзя, разумеется, делать ответственными за такие порождения эротической фантазии самих авторов, как это впоследствии сделали с Йозефом фон Герресом, знаменитым автором «Христианской мистики» с ее ужасными описаниями развратного культа дьявола и мессы сатаны. Фантазии эти представляют продукт всей вообще системы аскетизма, который при чрезмерном преувеличении дает такой обратный удар. Ибо абсолютное половое воздержание – вещь невозможная для нормального в половом отношении человека, его последствием всегда является усиленная половая реакция.
Это показывает уже история древнейшего отшельничества и монашества в IV веке. Анахореты египетской и ливийской пустыни, пустынники и столпники, старались умерщвлять «грешную плоть» самыми сильными средствами, от самоубийства до самооскопления и самоизуродования, а между тем их постоянно мучил демон разврата и посещали ужаснейшие половые фантазии и видения. Этим объясняется, что уже очень рано стали выходить систематические руководства для борьбы с чувственностью, предназначавшиеся для монахов и монахинь. Таковы послание Исронима Евстахию о сохранении девственности и послание Илиодору и Непотиану, в котором приведены правила аскетической жизни для монахов и священников; письмо к Лете об аскетическом воспитании посвященных Богу девушек.
Отношения между проституцией и первобытным христианством в первые три века принимают самые разнообразные формы.
Выше мы уже приводили слова Христа, из которых видно, как глубоко он понимал общие примитивные инстинкты, породившие проституцию. Так же глубоко понимание сущности проституции, ее дионисьевского характера в сильном описании Откровения Иоанна (13-18). Она изображена здесь в образе блудного города Вавилона как зверь с семью головами и десятью рогами (Откр.Иоан. 17; 3-5 и 18; 2-4):
«И я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами.
И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее;
И на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным…
Пал, пал Вавилон, великая блудница, сделался жилищем бесов и пристанищем всякому нечистому духу, пристанищем всякой нечистой и отвратительной птице; ибо яростным вином блудодеяния своего она напоила все народы,
И цари земные любодействовали с нею, и купцы земные разбогатели от великой роскоши ее».
В своем глубоком эссе о звере и человеке Георг Брандес указывает на очень интересный анализ этого места Библии, сделанный Александром Дюма-младшим:
«Сделав попытку анализировать человека в громадном плавильном котле, именуемом Парижем, Дюма сообщает, что видел, как из паров котла формировались глупые головы, мужские и женские, когда котел вдруг заклокотал и из него вышел образовавшийся не из его пены или паров, а из самого содержащегося в нем вещества чудовищный зверь с семью головами и десятью рогами. И на рогах этих было десять золотых корон (Откр. Иоан. 13; 1), а на головах волосы блеска металла и цвета алкоголя. Зверь был подобен барсу; ноги у него были как у медведя, а пасть как у льва; и дал ему дракон силу свою (Откр. Иоан. 13; 2). И обличен был зверь в порфиру и багряницу, украшен золотом, драгоценными камнями и жемчугом и держал в белых руках своих, как держат чашку с молоком, золотой кубок, наполненный мерзостями и нечистотой Вавилона, Содома и Лесбоса.
Георг Брандес (1842-1927) – датский литературный критик. Из тела его исходил опьяняющий чад, в облаках которого было сияние, точно прекраснейшего ангела Божьего, и двигались в нем тысячи человечков, которые извивались от сладострастия, рычали от боли и исчезали с легким шипением и треском: они лопались, и от них не оставалось ничего, кроме капли жидкости, слезы или капли крови.
Но зверь не насыщался. Он топтал их ногами, разрывал ногтями, размалывал зубами, раздавливал на своей груди. И тем, которых он так раздавливал, тем особенно завидовали. Его семь голов образовали венок, достигавший неба, семь пастей всегда улыбались, губы были жгуче-красного цвета, и над его десятью коронами пылало в ярком сиянии слово: проституция!»
Проституция и проститутки играли в древнейшей истории христианства троякую роль. Во-первых, мы находим проституток среди обращенных, кающихся и наиболее ранних последовательниц христианства. Во-вторых, к проституции присуждали в наказание христианок-мучениц, и в-третьих, монахи и монахини находились иногда в своеобразных отношениях к проституции, под видом которой скрывался аскетизм. В результате получались удивительные, специфически христианские явления, зафиксированные прежде всего в христианской легенде и христианской драме.
Из Матфея (21; 31-32) мы узнаем, что уже в самом раннем периоде христианства проститутки составляли значительный контингент среди учеников Иисуса и последователей его учения. Так, Иисус прямо называет их (наряду с мытарями) в числе верующих. Как и вообще по отношению к бедным и притесняемым, первобытное христианство проявляло вначале большой интерес к проституткам, старалось отвлечь от их пагубной жизни и обратить к полному телесному воздержанию. На первом месте мы должны назвать Марию Магдалину, грешницу, из которой Иисус изгнал семь бесов и которой он первой явился после смерти. Как прообраз и первая представительница покаявшихся и обращенных в христианство проституток, Мария Магдалина играет значительную роль в старых христианских легендах и литературе средних веков, ее именем назывались многие учреждения для спасения падших девушек. Она представляет любимую фигуру в средневековых пасхальных представлениях.
Христианская легенда насчитывает еще целый ряд других обращенных проституток, которые частью даже были признаны святыми. Первое место среди них занимает Мария Египетская. По преданию, с двенадцатилетнего возраста в течение семнадцати лет она была доступной для всех проституткой в александрийском борделе; побуждаемая чудом, приняла христианство и затем 47 лет прожила в покаянии и умерщвлении плоти в пустыне, где нашел ее аббат Зосима и где после смерти похоронили ее. Греческая церковь поминает ее 1, а католическая – 9 апреля.
Святой сделалась также красивая актриса и гетера Пелагия, обращенная проповедями епископа Нонна в Антиохии. Она отказалась от развратного образа жизни и умерла отшельницей в Иерусалиме.
Второе замечательное явление в истории первобытного христианства – это роль, которую играли проституция и публичные дома как форма наказания при осуждении христиан. Здесь также значительная доля относится к области легенд, ибо новейшие исследования доказали, что в преследованиях христиан и в рассказах об их мученичестве очень много легендарного. К тому же мученичество и преследования за веру не представляют здесь ничего специфически христианского. Это относится и к помещению христианок в бордель за преданность своей вере. Такое же наказание применялось, например, и по отношению к еврейским женщинам – факт, в действительности которого нельзя сомневаться.
С римской точки зрения, наказание борделем было мягким по сравнению со смертной казнью в такой жестокой форме, как отдача на растерзание зверям. Кроме того, в угрозе проституцией видели последнее средство, чтобы при помощи женского стыда оторвать христианку от ее веры и спасти таким образом виновную от смерти. Наказанием бывало как однократное изнасилование в борделе, так и постоянное пребывание в нем. Большинство сообщений о таком проституировании христианских девушек относится к великому преследованию христиан при Диоклетиане в 303-304 годах. Особенно наглядно описано все, что происходило при выполнении такого наказания, у Амвросия в сочинении «О девственницах» (книга II, глава 4).
«Вот ведут мимо девушку, готовую сознаться в двух вещах: в целомудрии и в том, что она отдается Богу. Но как только жестокосердые замечают ее непоколебимость и заботу о своей добродетели, как только они узнают, что она готова принять всякие муки, но краснеть от направленных на нее взоров, им приходит в голову мысль, что они могли бы отнять у нее веру, якобы для спасения ее целомудрия. Если бы она раньше потеряла высшее свое чувство, можно было бы вынудить у нее и то, – думают они про себя, – что они сами давно потеряли. А потому издается приказ: пусть девушка принесет жертвы богам, или же пусть продается в публичном доме… Язык мой немеет, и я боюсь описывать целый ряд последовавших за этим недостойных поступков! Заткните уши, целомудренные девушки! Чистую служительницу Бога отвозят в дом разврата. Но вот – слушайте опять: посвященную Христу девственницу можно оставить без помощи, но ее нельзя осквернить… К дому разврата теснятся похотливые мужчины. Забудьте вы, девушки, в каком месте она находится, и смотрите только на чудеса мучениц. Чистая, нежная голубка заперта внутри, а дикие, хищные птицы расхаживают снаружи и спорят, кому из них первому броситься на добычу».
Первым клиентом к ней является мужчина в обыкновенной одежде солдата, переодетый христианин. Он обменивается с ней платьем, чтобы освободить ее, но дело раскрывается, и их обоих осуждают.
О другой девушке, осужденной при Диоклетиане к заключению в бордель, Кедренос и Палладий рассказывают, что она пугала посетителей дурной язвой, будто бы имеющейся у нее на половых частях, и таким образом сохранила свою девственность незапятнанной.
Многие имена легендарны и принадлежат беллетристике, которая разрослась значительно далее исторических преданий; для установления же действительных мучениц мы располагаем лишь немногими актами о судебных процессах, сообщениями современных писателей, данными эпиграфики и археологии и древнейших местных церковных календарей, например, римского календаря от 354 года. Так, мы знаем, что уже в IV веке в Риме и Карфагене справляли поминки по св.Агнессе, которая тринадцатилетней девушкой была осуждена и помещена в бордель цирка, где, однако, чудесным образом сохранила девственность. Монахиня Росвита, особенно интересовавшаяся объектами христианской легенды, имевшими отношение к проституции, обработала историю св.Агнессы.
Во время преследования христиан пребывание в борделе назначалось, по-видимому, в наказание не только девушкам, но и юношам. Рихард Рейтценштейн обращает внимание на анонимное мученичество, о котором сообщает Иероним. Римский чиновник заставляет привязать целомудренного христианского юношу венками к мягкой постели из цветов, чтобы над ним затем совершила насилие самая красивая гетера. Тогда молодой христианин откусывает себе язык и выплевывает его в лицо проститутке.
Наконец, мы должны рассмотреть своеобразное отношение некоторых древнехристианских монахов и монахинь к проституции как особой форме аскетизма. Речь идет о странном и добровольном принятии на себя репутации бесстыдства и продажности в качестве проституированных или мимов, чтобы упражняться в смирении, самоуничижении и терпении. Келлер сообщает о св.Виталии и его подруге: «Им нравилось мученичество, которое состояло в том, что они являлись перед всем светом в виде нечистых и развратных людей, между тем как чистейшая из женщин в небесах знала, конечно, что они никогда не прикоснулись друг к другу». Эта своеобразная форма аскетизма имела многочисленных подражателей вплоть до новейшего времени.
Все своеобразные проявления половой этики, созданные первобытными христианами в первые три века, собраны и обстоятельно описаны в сочинении Августина, который должен быть поставлен во главе отцов церкви и считаться истинным основателем системы средневековой половой этики. Он является даровитым защитником половой морали, которая и теперь еще господствует в римско-католической церкви и продолжает оказывать влияние и на последователей протестантской церкви. Католическая церковь построила на системе морали Августина свой практический образ действий. Она решилась согласовать с его идеями половую жизнь верующих. Его позиция по отношению к вопросу о проституции имела решающее значение для средневековых и современных государств и церкви. Ни один аргумент не приводился так часто для оправдания государственной регламентации и церковной терпимости к проституции, как известное слово Августина, и притом не только средневековыми, но и современными законодателями и писателями, как светскими, так и духовными.
Опираясь на духовный авторитет Августина, античный взгляд на необходимость проституции продолжает действовать и до нашего времени с неослабевающей силой; мы говорим «античный», потому что Августин воспользовался в своем знаменитом слове старыми воззрениями Солона.
Его взгляд покоится на точном знакомстве с половой жизнью своего времени. В самом деле, он сам начиная с 16 лет, когда им овладело «безумие сладострастия», шатается «по улицам Вавилона» с другими юношами, предается «отвратительной суете позорных любовных похождений», погружаясь «в грязь» и ища «разнузданности страстей». Такую развратную жизнь Августин продолжал до 28 лет. От 28 до 31 года он жил с матерью своего рано умершего сына, Адеодата, в конкубинате, что в то время не считалось еще неприличным, так как Толедский собор в 400 году безусловно признал моногамный конкубинат. Чтобы получить возможность жениться на богатой женщине,. расстался с конкубинаткой, но, когда брак его затянулся, взял себе другую. «Я связался с другой, хотя, разумеется, не как с супругой, потому что был не другом брака, а рабом похоти».
Августина обратило одно место из Нового Завета, направленное против полового разврата и проституток, – Послание к Римлянам (13; 13-14). «С тех пор, – говорит он, я не желал ни одной женщины и не имел ни одной земной надежды». Страдание легких помогло ему, по-видимому, осуществить свое решение отдаться полному половому воздержанию. Образцом, постоянно вызывавшим его удивление, был для него в этом случае св.Антоний (250-356), благочестивый отшельник египетской пустыни, с жизнью которого он познакомился из рассказа Пон-тициана по найденному в Трире жизнеописанию Антония.
Сочинения Августина оказывали глубокое влияние на последующие поколения, ибо их содержание заключается в глубоких внутренних переживаниях автора, они направлены на внутренний опыт, на интимную жизнь души. Именно поэтому известные психологи и теологи (Зибек, Солл, Гарнак) называли Августина «первым современным человеком». Благодаря этому же он признан отцом мистики, существенным признаком которой является именно постоянное углубление в себя.
Центральное место в этике Августина занимает понятие о первородном грехе, а так как первородный грех, по существу, есть плотский грех, то оно же стоит в центре его половой этики.
Чисто половой характер понятия первородного греха у Августина доказал Адольф Гарнак (1851 -?). Это подчеркивает и Людвиг Фейербах (1804-1872): «Тайна первородного греха есть тайна полового влечения. Грех передается от Адама до нашего поколения только потому, что передача эта есть естественный акт размножения. Вот в чем тайна христианского первородного греха».
Отсюда вытекают следующие главные пункты половой этики Августина: абсолютное воздержание, или девственность, как идеал, к которому нужно стремиться; ограничение цели брака произведением на свет детей; греховность всяких вообще половых сношений (даже в браке), не служащих этой цели; характер брака как таинства; наконец, особое соотношение милосердия Божия и греха, то есть плотской похоти, которое представляет специфическую особенность учений Августина.
Самым дурным последствием учения Августина Гарнак находит то, что «христианская религия в католицизме поставлена в особенно тесную связь с половой сферой. Сочетание милосердия и греха (причем последний является преимущественно в виде первородного греха, полового инстинкта с его эксцессами) сделалось законным основанием для того ужасного, отвратительного перебирания человеческой грязи, которое составляло – как это видно из нравоучительных католических книг – излюбленное занятие принимающих исповедь священников, и притом священников безбрачных, монахов! Догматики средних веков и новейшего времени под именем «греха» дают лишь бледную картину того, что собственно считается «грехом» и чем непрерывно занимается фантазия простых христиан, священников и, к сожалению, также многих «святых». Нужно изучить зеркало исповеди, нравоучительные книги и легенды о святых, подслушать скрытую жизнь, чтобы понять, к какому пункту главным образом относится религиозное утешение католицизма. Поистине, прославленная педагогическая мудрость этой церкви здесь потерпела печальное крушение! Она и здесь также хочет бороться с грехом, но, вместо того чтобы успокоить фантазию, принимающую в нем особенное участие, она все продолжает глубоко возбуждать ее и, например, в догмах о Марии без стыда выносит на свет наиболее скрытое и позволяет себе публично говорить о вещах, о которых никто вообще не осмеливается говорить.
Античный натурализм менее опасен, во всяком случае, для тысяч людей менее ядовит, чем это ангельское созерцание девственности и постоянное внимание к половой сфере. Августин дал здесь теорию, а Иероним музыку».
Как ни справедливо многое в этих словах знаменитого протестантского теолога и как мы ни подчеркивали сами связь между аскетизмом и половыми фантазиями, мы не должны, однако, забывать, что половая жизнь в своих разнообразных проявлениях может быть источником тяжелых душевных и физических страданий для отдельного, часто неопытного лица и что бывают моменты, когда человек испытывает потребность освободиться путем исповеди и от своих половых тягостей.
В настоящее время, когда существуют серьезные научные исследования в этой области, когда часть врачей, к счастью, уже не считает ниже своего достоинства отвечать самим на вопросы половой жизни, вместо того чтобы всецело предоставлять их теологам, когда началось изучение и обоснование науки, которую я назвал «наукой о половой жизни», – в настоящее время врач является наиболее призванным заместителем теолога, чтобы заботиться об индивидуальной и социальной гигиене половой жизни. Если со времени Августина половая жизнь как «первородный грех» тяготеет тяжелым бременем над человечеством, то когда-нибудь – я не сомневаюсь в этом – науке о половой жизни предоставлено будет освободить человечество от этого тяжелого бремени и привести его к естественному биологическому взгляду на половую жизнь, осветив в то же время присущее ей культурное значение, чтобы облагородить, наконец, и сделать гармоничным инстинкт, который будет действовать как могущественнейший двигатель в телесном и духовном развитии человечества до скончания мира.
Что касается позиции Августина в вопросе о проституции, то она совершенно совпадает с воззрениями античного рабского государства и его двойственной половой моралью. С другой стороны, она связана с учением Августина о первородном грехе, по которому человек вечно остается погруженным в пороки и извращения полового инстинкта, с которыми тесно связано существование проституции. Таким образом, проституция является для Августина функцией первородного греха и так же неискоренима, как и самый этот грех. Мало того, по Августину, если бы даже сделана была попытка искоренить ее, то половой инстинкт со всей своей разрушительной силой ворвался бы в человеческое общество и разрушил все социальные и семейные узы – совершенно античный взгляд на вещи. Отсюда следует, что даже такой благочестивый человек, как Августин, должен одобрять и защищать бордели – факт, который новейшие теологи справедливо называют «поразительным», но факт сам по себе понятный, если вспомнить, что Августин был еще проникнут античным взглядом на проституцию как на необходимое зло и что его поддерживало в этом взгляде представление о неблагоприятно и постоянно действующей силе неискоренимого первородного греха.
Таким образом, могущественное влияние, которое оказал на церковь средних веков и нового времени Августин, соединившись с не менее сильным влиянием античного мира, вызвало продолжительное и упорное признание античного взгляда на проституцию и на необходимость борделей – признание, которое еще и до наших дней встречается как в светских, так и в церковных кругах.
Изложив христианскую половую этику, выросшую на античной почве и коренящуюся в античной культуре, и ознакомившись с ее отношением к проституции, мы должны еще вкратце рассмотреть некоторые специфически христианские средневековые явления.
Христианские средние века породили, как народное движение, как последствие массового внушения, глубоко затрагивающие и современную европейскую культуру садо-мазохистские явления: женоненавистническую ведьмоманию и веру в ведьм, сатанизм, религиозный флагеллянтизм и аскетический культ женщины, доставив тем самым проституции новые питающие ее источники и сферы применения.

Все названные социально-психологические явления средних веков могут быть объяснены как доведенные до крайности христианские воззрения и их последствия. Так, вера в ведьм коренится во взгляде на дурную, нечистую природу женщины: флагеллянтизм – в первобытном христианском аскетизме; сатанизм – в представлении о сатане и дьяволе-искусителе; культ женщины – в культе Марии.
Учение церкви видело в женщине нечистый элемент и половой соблазн и вообще придерживалось ложного взгляда на половую жизнь как на греховное начало, имевшее последствием первородный грех – взгляд, которого продолжают придерживаться до сих пор и в протестантских кругах. Мизогиния эта должна была привести не только к презрению индивидуальной любви, но также к истинному страху перед женщиной, который заставлял убегать от нее. Египетский отец Павел бежал при виде женщины, а один аббат преподавал монахам следующее жизненное правило: монах должен так же тщательно избегать всякого соприкосновения с женщиной, как тщательно охраняют соль от воды, в которой она неизбежно растворится. Во многих мужских монастырях доступ женщинам был запрещен, а в Афонских монастырях большинство монахов проявляло прямо смехотворный страх перед женщинами даже до недавнего времени.
Этим клеймением женщины как носительницы полового начала и страхом перед ней объясняются своеобразные черты христианской ведьмомании и преследования ведьм. Древнему миру, хотя и знавшему веру в ведьм, было совершенно неизвестно систематическое их преследование и массовые процессы, существовавшие в христианскую эпоху почти до нашего времени (в последний раз ведьмы сожжены были живыми 20 августа 1877 года в Мексике).
Такое же специфически христианское и средневековое явление представляет вера в сатану и дьявола. Вера в ведьм и сатану, представляющая, вообще говоря, проявление суеверия, тем не менее имеет в своей основе очевидную действительность. Это насквозь пропитанная половыми идеями фантазия народа, инспирируемая церковью и кристаллизующаяся в садистских и мазохистских представлениях самого развратного характера.
Вера в демонов и ересь составляют две исходные точки средневекового религиозно-полового безумия. Обе приобрели свой специфически христианский характер в первые века Римской империи, когда, с одной стороны, процветала вера в одержимых бесом, а с другой – ересь гностиков и манихеев, и когда была еще в полной силе идея о борьбе между Иисусом и сатаной.

В вере в дьявола и в ереси на первый план рано стали выступать половые представления. Первые зачатки сатанизма сказываются во взгляде на дьявола как на обезьяну Бога, которая подражает божественному. Уже Тертуллиан полагает, что сатана во время служения идолам подражает таинствам, крестит своих верующих и отмечает их, а когда в заключение происходит оргия, принимает участие в половом разврате.
Вера в любовную связь с дьяволом, то есть в половые сношения дьявола с мужчинами и женщинами, коренится в первобытном веровании в соитие демонов и духов с людьми, например, Емпузы в греческих народных верованиях и Лилит в иудейских.
Описания сатанинской мессы в большинстве своем очень наглядны и верны, но недостаточно ясно подчеркивают центральный пункт черной мессы, половой элемент, особенно садизм и мазохизм, и полную разнузданность диких дионисьев-ских инстинктов. Это сделал раньше других Йозеф фон Геррес, который в своей «Христианской мистике» посвятил очень обстоятельное описание вере в ведьм и в колдовство с католической точки зрения. Он показывает, что при шабаше ведьм речь идет о дьявольской пародии на христианскую мессу, что «дьявол пристроил свою ризницу к церковному собору» и в ней справляет «обезьяний культ», причем святой водой служит его моча, которой окропляют всю общину, и вся эта развратная сцена освещается черными свечами, а черные гостии употребляются в грязном виде.
Дьявол выступает в виде козла и требует присяги на верность: все присутствующие мужчины и женщины должны целовать ему при этом anteriora и posteriora. Геррес справедливо находит, что такая форма поклонения характерна для половой фантазии, имеющей ясно выраженный копролагнический характер – для формы полового самоуничижения и смирения, «погружения в глубину царства ночи» и «вечного рабства под абсолютизмом зла».
Что касается форм половой деятельности во время сатанинских месс, то по воскресеньям справлялись орган противоестественных страстей, по четвергам и субботам – оргии скотоложества и греха Содома, по средам и пятницам – богохульство и акты удовлетворения чувства мести, по понедельникам и субботам – шабаш обыкновенных страстей. При этом ясно, обнаруживалась бисексуальность злого духа. Все товарищество, принимающее участие в шабаше, как мужчины, так и женщины, равно служит его похоти, его фавориты становятся «королями» и «королевами» данной оргии.

Дикий характер такой сатанинской оргии Геррес описывает следующим образом: «Все, что развратнейшее безумие может придумать в сфере похоти, что жгучая чувственность может вытолкнуть из глубины своей на поверхность, все злое, перед чем пугается даже сама природа, – все это совершалось и практиковалось там как служение новому богу… Как проявляют свою любовь тигры и леопарды, так разрывают друг друга в мрачном сладострастии взбесившиеся, и только кровь потушит это пламя… Ненависть священников, посещающих шабаш, заставляет их иногда читать мессу над большими гостиями, затем вырезать их середину, обклеивать пергаментом и позорным образом употреблять для своей похоти… Во время мессы совершается тысяча бесчинств: одни высовывают язык, другие ругаются, третьи обнажают тело и т. д.
Делом милосердия считается не давать еды, питья и одежды бедным, не принимать чужестранцев, оставлять на произвол судьбы слабого и заключенного, выкапывать для шабаша погребенных детей, придерживаться лжеучений и ереси, умножать сомнения и беспокойство, впавших в грех заставлять пасть еще глубже. Все добродетели считаются пороками. Разврат заменяет скромность, кутеж – умеренность, зависть – любовь к ближним и т. д.»
Характерная черта безумной веры в колдовство, ведьм и в сатану, представляющая для нас особый интерес, заключается в центральной роли в ней женщины и в тесной связи этих явлений с проституцией.
Тайные чары женщины, врожденное сладострастие и чувственность происходят от дьявола. Женщину как вызывающую похоть соблазнительницу и как объект безграничной похоти, следовательно, как проститутку, считают существом, имеющим связь с магией, колдовством и со всякой вообще дьявольщиной и ересью. Сводницы и проститутки издавна славились умением приготовлять и преподносить различные любовные и антилюбовные средства, волшебные напитки и применять чары любви путем заговора и колдовства; им приписывалось также искусство превращать честных молодых девушек в жадных к деньгам проституток. Согласно средневековым представлениям, в этих делах всегда принимал участие дьявол. «Дух, с которым связывается менада, должен служить советом и помощью; подобно тому, как он прежде был мастером в приготовлении кушанья, он теперь становится сводником», а сама ведьма является «хитрой, ловкой, смелой и опытной посредницей».
Связь эта сохранилась и до настоящего времени: проститутка и теперь еще полна всевозможных суеверных и волшебных представлений и в пожилом возрасте часто прибегает к магическим средствам для любовных целей. В Лиссабоне среди проституток и теперь еще держится средневековый предрассудок, что бордельные кварталы представляют настоящие «гнезда ведьм». Их посещают женщины и молодые девушки, чтобы там, в узких и грязных улицах, в трущобах, поручить проституткам и сводницам варить для них оказывающие желанное действие любовные напитки. Квартиры этих мегер, совершенно как при черной мессе, украшены скелетами, черепами, жаровнями и другими страшными орудиями колдовства, сами же они применяют все средства средневековых ведьм. Так, в 1901 году некая Казильда завлекала в свой дом маленьких детей и острым ножом вскрывала у них на руках кровеносные сосуды, чтобы собрать их кровь, обладающую, согласно старому поверью, особенно волшебной силой.
Исследователь, стремящийся найти конечные причины обоих явлений, находит и другую связь между верой в ведьм и проституцией; присущий обеим дионисьевский элемент.
Многие историки указывали на внешнюю и внутреннюю связь шабаша ведьм с теми старинными празднествами и культами, для которых особенно характерны чрезвычайное участие элементов проституции и, как следствие этого, необузданные половые сношения и самоотречение участвующих. Так, во время египетских дионисьевских празднеств в честь козла в Мендесе, козел играл такую же роль, как впоследствии в черной мессе. Солдан обратил внимание на тождественность вальпургиевой ночи и ее праздника ведьм с отличавшимися полной необузданностью весенними праздниками, которые частью тоже происходили в первую майскую ночь. Это флоралии, во время которых голые проститутки при свете факелов всю ночь предавались безумнейшему разврату; праздник Доброй Богини с его демоническими привидениями и гомосексуальными орудиями. Проституция является здесь формой примитивной необузданной половой жизни, проститутка шабаша ведьм представляет собою, по Мишле, «искупление проклятой христианством Евы»; она есть в одно и то же время «священник, алтарь, гостия, которую весь народ потребляет во время причастия»; как воплощение ничем не ограниченного природного сладострастия, она составляет центральный пункт всего праздника. Она пробуждает, питает и усиливает дикое дионисьевское опьянение.
Наряду с верой в ведьм и в сатану, мы должны еще слегка коснуться религиозного флагеллянтизма, который лишь в средние века развился в форме аскетического покаяния в настоящую систему, благодаря массовому внушению достиг всеобщего распространения и, несомненно, до такой чрезвычайной степени возбуждал фантазию народа, что не мог не коснуться и проституции. Если в настоящее время всякая проститутка имеет свою розгу, как это изобразил в XVIII веке Хогарт на третьей из своих картин, носящих название «Путь проститутки», то средневековая религиозная флагелляция как массовое явление сыграла в распространении флагелломании в светских кругах по меньшей мере косвенную роль. Дело в том, что монахи не только вскоре перешли от самобичевания и бичевания друг друга к флагелля-ции исповедовавшихся у них, воспитывая таким образом бесчисленных активных и пассивных любителей розги и бича, но во время флагеллянтского «массового бреда» (выражение Ницше) они, кроме того, распространяли флагелломанию полового характера в широких кругах.
Религиозный флагеллянтизм всецело покоится на христианской идее о греховности плоти, которую до известной степени нужно изгонять побоями.
Развитие флагелляции в систему, начавшееся в XI веке, связано с именем бенедиктинского патера Пьера Дамиани, отца и учителя флагеллянтов, который первый ввел так называемую «покаянную дисциплину». Благодаря францисканцам и доминиканцам, она вскоре нашла доступ к народу. Людей охватила истинная эпидемия бешеного бичевания, и оставалось сделать еще один только шаг, чтобы перейти от частных бичеваний к публичным и общим, к процессиям бичующих себя братьев.
Первая такая процессия организована была, как говорят, Антонием из Падуи (ум. в 1231 году), но исторически достоверна процессия, начавшаяся в 1261 году и прошедшая по Германии, Австрии, Венгрии и Польше. В 1261 году 200 бичующих себя братьев явились в Страсбург, где к ним присоединились еще 1500 жителей. Уже тогда в полчищах братьев бывали грубые половые эксцессы, они стали центром проституции и сводничества. То же относится и к паломничествам от 1334 и 1340 годов в Средней и Верхней Италии. «Черная смерть» подавала повод к новым походам флагеллянтов, которые отправились из Венгрии в Германию, Польшу, Богемию, Фландрию, Голландию и Англию и вскоре прославились своей безнравственностью, так что церковь запретила эти шествия.
Кроме этих публичных флагеллянтов, в XIV и XV веках существовали многочисленные тайные секты бичевавших себя: братцы, бегарды и другие, у которых флагелляция постепенно приняла форму изощренного чувственного разврата и обнаруживала известные отношения к сатанизму. Впоследствии флагелляция скрывалась, главным образом, внутри монастырей, но отсюда распространялась и в светские круги, где проституция начиная с XVII века выработала из нее специальную систему, по многим своим деталям представляющую простое подражание монастырской «дисциплине».
Другое удивительное явление средних веков – культ женщины, сыгравший большую и несомненную роль в развитии и распространении мазохизма среди мужчин, особенно в высших классах общества, – имеет религиозное происхождение. Он является последствием тех крайних средневековых взглядов на женщину, которые заставляли видеть в ней либо воплощение первородного греха, греховной половой похоти, либо идеализировать ее как образ незапятнанной девственницы, Христовой невесты. Средневековая женщина никогда не является мудрой супругой или матерью семьи, она либо святая, либо проститутка, небо или ад, Мария или дева сатаны.
Но олицетворением небесной, или святой, женщины является не плодовитая, благословенная детьми мать, а святая дева, бесплодная Беатриче, монахиня, мадонна, духовную красоту которой мужчина религиозно обожает, как Данте свою Беатриче:

«Взгляни, о Беатриче, дивным взором
На верного, – звучала песня та, -
Пришедшего по крачам и просторам!
Даруй нам милость и твои уста
Разоблачи, чтобы твоя вторая
Ему была открыта красота!»
О, света вечного краса живая,
Кто так исчах и побледнел без сна
В тени Парнаса, струй его вкушая,
Чтобы мысль его и речь была властна
Изобразить, какою ты явилась,
Гармонией небес осенена,
Когда в свободном воздухе открылась?

(Божественная комедия. Чистилище. Пер. М.Лозинского)

Такой взгляд на женщину привел в средние века, с одной стороны, к культу Марии, а с другой – к тесно связанному с ним романтическому культу женщины. Поклонение женщине было здесь весьма односторонне и относилось только к возлюбленной и к Марии, но не к женщине вообще, так что наряду с ним в полной мере проявлялась также мизогиния. Зато поклонение женщине в культе Марии и в рыцарском отношении к ней скоро приняло форму весьма земного характера и обогатило половую жизнь как того, так и позднейшего времени новыми и своеобразными чувственными моментами. Уже культ Марии коренился в телесно-реалистическом взгляде на отдельные красоты девы Марии, и в нем можно доказать мазохистские элементы, с которыми мы встречаемся также в известном поклонении женщинам со стороны рыцарей (например, братья-марианиты для умерщвления плоти пожирали отбросы и помои и облизывали пораженные сыпью части тела, чтобы таким образом доказать свое поклонение и преданность Марии).
Далее, если рассматривать светское поклонение женщине в средние века, то бросается в глаза сходство с нашими современными мазохистами. Происхождение рыцарского поклонения женщине, согласно новейшим исследованиям, не только в культе Марии и в «божественной любви», но и вообще объясняется тем чувством сладкого блаженства и эротического томления, которое в XI-XII веках появлялось у духовных лиц в отношениях с женщинами. Это мечтательное религиозное чувство перешло затем и в светские круги и впервые обнаружилось в любовных песнях провансальских трубадуров. Они систематически развили поклонение женщине и строго расчленили «культ любви» на четыре ступени: робкого, просящего, услышанного и действительного возлюбленного. Отсюда видно, что «услышанию» предшествовал строгий период испытания, который и составляет центральный пункт культа женщины по отношению к даме сердца.
Как и в современном мазохизме, фантазия играет в этом средневековом любовном рабстве не меньшую роль, чем действительность, хотя желанной наградой была в большинстве случаев действительная отдача себя со стороны «повелительницы». Тем не менее, предварительный период до достижения этой конечной цели (часто, впрочем, недостижимой) был обыкновенно для рыцаря-почитателя мученичеством, цепью мазохистских страданий и всякого рода унижений.
Мазохистский характер рыцарской любви обнаруживается частью в относительно безобидных актах, например, в ношении рубашки возлюбленной или в собирании ее волос (даже с лобка), в прислуживании любимой даме, когда она ложилась в постель и раздевалась, или же в так называемой «пробной ночи» воздержания во время совместного сна с ней, или, наконец, в типичном мученичестве, когда влюбленные рыцари по приказанию своих повелительниц давали вырывать себе ногти или бегали в честь них на четвереньках, переодетые волками, воя по-волчьи. В Провансе существовал целый цех таких рабов женщин. Их целью было «показать высокие страдания любви посредством еще более высокого постоянства в терпении». Они налагали на себя величайшие мучения и истязания, чтобы удовлетворить своих повелительниц, некоторые даже замучивали себя до смерти.
Понятно, что такой мазохистский культ женщины не ограничивался кругом рыцарей. Несомненно, что многие рабы любви в конце концов искали удовлетворения, в котором им отказывали благородные повелительницы, у проституток и в борделях.
В средневековых «покаянных книгах» упоминаются многочисленные мазохистские, в частности копролагнические, процедуры мужчин и женщин, покоящиеся в большинстве случаев на старинных языческих суевериях, но в то же время показывающие нам, как широко распространен был в любовной жизни того времени мазохистский элемент.
Краткого указания на неслыханные ужасы, которые чинила во имя христианской веры и христианской любви инквизиция, и на преследования евреев, продолжающиеся в России еще и по сей день, достаточно, чтобы вскрыть два главных источника средневекового садизма, рядом с которым бичевания и сатанинские фантазии могут считаться сравнительно безобидными явлениями.
Ознакомившись с отдельными факторами христианской половой этики, мы можем формулировать как результат вышеизложенного следующее положение. Христианская половая этика, влиянию которой и теперь еще подчиняется вся государственная и общественная жизнь европейского и англоамериканского культурного мира, решительно сохранила античный принцип двойственной морали и в некоторых пунктах даже обострила его, так что проституция по-прежнему осталась (и должна была остаться) интегрирующей частью всей этой системы.
Последствия двойственной половой морали очень ясно проявляются уже в средние века. С одной стороны, мы видим чрезвычайно строгий взгляд на брак как таинство, но брак, в котором запрещена была самая существенная его сторона, индивидуальная любовь, хотя проявление любви вне брака строго наказывалось как нарушение супружеской верности, так что существовал даже формальный надзор за нравственностью состоявших в браке мужчин и женщин – разумеется, без существенного успеха. С другой стороны, в то время, напротив, решительно защищали и одобряли сношения с проститутками, следствием чего было участие проституции в городской жизни и допущение ее представительниц на празднества и приемы коронованных особ.
Вместе с тем, проституток глубоко презирали и клеймили, что выразилось не только в лишении их некоторых прав, но и в предписании носить известную одежду. Средневековая проститутка принадлежала к «бесчестным» людям. Ничто до такой степени не характеризует лживость и внутреннюю неправду средневековой этики, как клеймо бесчестия, которое накладывало на проституток то самое государство и то самое общество, которые, с другой стороны, признавали их необходимыми и полезными сочленами общежития, легализовали их и даже позволяли выступать публично! Что за безнравственное законодательство, которое, с одной стороны, принуждало обитательниц борделей, состоявших под городским надзором и экономически эксплуатируемых городом, отдаваться всякому посетителю без различия, а с другой стороны – клеймило жертвы такого принуждения и выражало им общественное презрение! Средневековая проститутка есть официальное лицо и пария общества в одно и то же время.
Менее ясно, чем в христианстве, влияние религиозной среды на проституцию и на половую этику сказывается в исламе, этом втором могущественном факторе культуры средневекового и нового мира. Мы постараемся, однако, отметить здесь наиболее существенные моменты.
В исламе мы наблюдаем то же самое, что и в христианстве: воспринятые им взгляды и нравы античной жизни, первоначально более благородные этико-половые воззрения подверглись видоизменению в смысле развития неуважения к женщине, аскетизма, а следовательно, и в смысле поощрения проституции, хотя женоненавистничество и аскетизм в исламе никогда не достигали такой высокой степени, как в христианстве.
Личность пророка Магомета, отличавшегося жгучей чувственностью и утверждавшего половую жизнь, так же далека от асексуального еврейского основателя христианства, как небо от земли. Но дело в том, что специфическая половая этика обеих религий (как ислама, так и христианства) сложилась не столько под влиянием личностей их основателей, сколько, благодаря одновременным и позднейшим культурным влияниям.
Ислам впервые познакомил арабов с антично-христианскими элементами жизни и взглядами на жизнь, которые им раньше не были известны и которые, рассматриваемые в целом, должны были способствовать порабощению женщины, женоненавистничеству и проституции. Все знатоки и исследователи истории арабской культуры и ислама согласны в том, что положение женщины у арабов до Магомета было очень высокое и свободное, а потому проституция не имела и не могла иметь такого объема, какого она достигла впоследствии. По-видимому, до ислама проституция у арабов была, главным образом, храмовая. В одной старой надписи упоминается о посвящении 15 женщин для этой цели.
Половая этика Корана всецело отражает взгляды и характер пророка. Магомет был чувственной натурой, прототипом полигамиста, страсть которого умножать свой гарем возрастает по мере того, как он старится, и потребность которого в половых вариациях прямо изумительна. Магомет сам наивно говорит в начале 66 главы: «О, пророк, зачем запрещаешь ты себе то, что разрешил тебе Господь, быть ласковым с женами своими?».
Любовь Магомета к женщинам носит исключительно чувственный характер, в ней отсутствует всякий высший взгляд и высшая оценка женского существа. Внешняя привлекательность женщины и половое удовлетворение, которое она дает, кажутся Магомету единственно существенными, а половые наслаждения – божественной необходимостью жизни. Он рассматривает жену как «поле» для мужа: «Ваши жены – ваше поле, ходите на ваше поле, как хотите» (гл.2); магометанам разрешается обрабатывать «женское поле», подобно «полю для посева», каким угодно способом, то есть совершать coitus в каком угодно положении. Магомет так высоко ценит половые наслаждения, что разрешает их даже во время поста: «Приближаться к женам вашим разрешается вам и в ночь поста. Они ваше утешение, а вы их»… Истинному последователю ислама недостаточно одной жены, а потому он должен брать себе нескольких жен или искать удовлетворения вне брака, у рабынь, ибо главное – получить половое удовлетворение. Поэтому, не получая его, верующий имеет право перейти к другой женщине, у которой он находит удовлетворение: «Если вы уверены, что не поступаете несправедливо по отношению к сиротам, берите себе, смотря по желанию вашему, две, три или четыре жены; но если вы уверены, что таким множественным браком поступаете неправильно, то возьмите в жены только одну женщину или живите с рабынями, составляющими вашу собственность. Одной из них (из своих жен, если пришла ее очередь спать с тобой), по своему выбору, ты можешь пренебречь, а другую взять к себе, к которой ты чувствуешь влечение, даже и ту, которую ты уже раньше отверг. И тебе не будет поставлено в вину, если ты так поступишь». Поэтому при известных обстоятельствах разрешается обмен жен, хотя для обыкновенных случаев разрешение это ограничивается рабынями.
В противоположность приведенным выше еврейским и христианским представлениям, по понятиям магометан, люди и на том свете, в раю, сохраняют свой пол; мало того, именно здесь-то они и наслаждаются высшим сладострастием, без страданий и последствий дефлорации и родов. Райские девы, гурии, служат здесь для вечного наслаждения благочестивых мужчин, никогда не теряя своей девственности: «И будут они отдыхать на высоких ложах – мы создали красавиц рая, сохранив их девственность, и они всегда равно привлекательны. Люди благочестивые будут в месте безопасном, в садах и у источников услады. Одетые в атлас и шелк, они разместятся друг против друга. Мы женим их на красивых девушках с глазами лани, и они будут пользоваться превосходными плодами».
Такое суждение о женщине как объекте любовных наслаждений исключало всякую высшую индивидуальную ее оценку и отводило ей низшее положение по сравнению с мужчиной, которое выразилось, например, в наследственном праве, так как мужским наследникам полагалось каждому столько, сколько двум наследницам (гл. 4). Но, несмотря на свой характер как объекта наслаждений, женщина все же является для мусульманина источником нечистоты, после прикосновения к ней верующие должны мыться так же, как уходя из уборной. Магометане признают связь женщины с сатаной и с адом.
Несвободное положение и половое рабство магометанской женщины видно из того, что только она одна наказывается за нарушение супружеской верности, а также из строгих предписаний относительно обособления женщин от мужчин. Коран содержит следующее достопримечательное место относительно ношения покрывала женщинами: «Внушай женщинам из верующих опускать глаза долу и соблюдать воздержание, выставлять на вид только наружные украшения (то есть голову, лицо, руки, ноги), а не внутренние (то есть голое тело), завешивать перси покрывалом, показывать наряды только своим мужьям или отцам, или свекрам, сыновьям, или пасынкам, братьям, или сыновьям братьев, сыновьям сестер, или женам этих последних (и остальным женщинам гарема, кормилицам, акушеркам), или своим рабыням и мужским помощникам, не принадлежащим к слугам мужского пола (то есть врачам и другим мужчинам, оказывающим услуги), или детям, не различающим еще половых особенностей женщины. Пусть женщины не подымают также слишком высоко своих ног, чтобы не обнаруживались их скрытые прелести».
Здесь мы имеем перед собой начало того гаремного плена, который оказал такое развращающее влияние на всю женскую половину магометанского мира (а вместе с ней и на мужскую) и который унизил положение женщины аналогично тому, как это имело место в Греции. Напротив, выраженное в Коране запрещение проституции и опорочивание проституток принесли мало пользы, потому что в конце концов арабские мужчины, как когда-то греки, искали развлечений, которых не могли им дать порабощенные женщины гарема, у проституток, единственных «публичных» женщин. С течением времени противоположение это все обострялось, главным образом под влиянием теологических учений, которые до известной степени напоминают учение христианских отцов церкви.
Полное развитие гарема, с одной стороны, и обширного гетеризма – с другой – совершилось в промежутке времени между концом господства Омейядов до Гарун аль-Рашида, то есть в VIII веке. Развитию проституции содействовал также заимствованный шиитами из эпохи, предшествующей Магомету, обычай временного брака, который в Коране получил от пророка своего рода религиозную санкцию: «Если мужчина и женщина составляют друг с другом одно, то пусть их совместное пребывание продолжается три ночи. Если они желают, они вольны продолжать потом свои отношения, но могут прервать их».
Исламу не были чужды и аскетические тенденции. Особенно они выразились в «суфизме». У «суфи» замечается такая же реакция на половую жизнь, как и у христианских аскетов, с той лишь разницей, что здесь преобладали гомосексуальные отношения, так что существенное значение имела, главным образом, гомосексуальная проституция.

22.10.2017

Иерархический ряд категорий женщин, чаще других ощущающих социальную дискриминацию в сфере труда

Дискриминация женщин в сфере труда и занятости имеет свои последствия. Понятие «социальные последствия» означает ожидаемые - планируемые или стихийно возникающие - результаты распространения того или иного социального процесса и явления, которые влияют как на социальные отношения личностей, общностей, так или на стабильность в обществе в целом, в конкретных социальных общностях - в частности.
Классификацию последствий социальной дискриминации женщин в сфере труда и занятости можно провести по ряду критериев:
1.   по времени возникновения: последствия отдаленные и непосредственные. Среди отдаленных:
- ухудшение положения женщин в обществе, снижение их социального   статуса
- феминизация бедности; сегрегация по признаку пола в профессиональных сферах; суицидность в женской среде; «вымывание» женщин из сферы управления и властных институтов; люмпенизация женского населения; медленное развитие женского предпринимательства; усиление женской агрессивности; девиантное поведение женщин; отчуждение их от земли, кредитов, финансов.
Непосредственные последствия: унижение достоинства женщин; психологические стрессы, фрустрация; неполная занятость; вынужденный возврат в семью; усиление экономической зависимости от мужа; ограничение самореализации; потеря личной безопасности; снижение возраста выхода на пенсию; недоплата труда; расширение серого (или «третичного») сектора в экономике; сферы предоставления услуг, насилие в семье; миграции женской рабочей силы.
2.   по сферам проявления: дискриминация производственная и бытовая (непроизводственная)
3.   по связи с социальными целями: прямые и косвенные; негативные и позитивные последствия. Среди последних можно отметить создание женских движений, неправительственных организаций по борьбе с дискриминацией и насилием в отношении в отношении россиянок; образование клубов (центров) помощи нуждающимся женщинам.
В предложенной классификации можно выделить наиболее важные последствия социальной дискриминации женщин в производственной сфере.
Для изучения этого процесса применимы две группы индикаторов: статистические и социологические, дополняющие друг друга. Существует несколько групп индикаторов. Одна из них - национальные индикаторы, в основном статистические. Они позволяют изучать процесс в его эволюции за определенные периоды. В настоящее время применяют индикаторы, связанные с изменением положения женщины за годы 1980, 1985, 1990, 1995. Именно этот уровень индикаторов использован в Национальном докладе «О выполнении в Российской Федерации Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин», представленном в ООН в ходе подготовки к IV Всемирной конференции по положению женщин.
Региональные индикаторы применяются для анализа изменений социального статуса женщин в регионах, субъектах РФ. Локальные индикаторы проецируются на уровни городов, районов, других местных территориальных единиц.
При анализе неравенства в обеспечении доступа женщин и мужчин к экономическим структурам и ресурсам национальными статистическими индикаторами являются:
- кредит в государственных банках, предоставляемый отдельно как женщинам, так и мужчинам, а также совместно
- владение землей в сельских районах
- численность зарегистрированных собственников земли с разбивкой по полу
- владение недвижимостью женщинами в городе; количество сделок с городской недвижимостью, зарегистрированных женщинами, мужчинами, совместно.
Отметим некоторые статистические индикаторы феминизация бедности:
- семьи (домохозяйства), возглавляемые женщинами
- численность безработных (в какой мере безработица, ведущая к снижению доходов, затрагивает женщин и мужчин)
- доля безработных женщин и мужчин среди городского и сельского населения
- состояние детских дошкольных учреждений (их количество, например, позволяет судить о том, имеют ли женщины с детьми возможность сохранить рабочее место)
- наличие курсов профессиональной подготовки (этот показатель характеризует доступность профессионального обучения для мужчин и женщин).
Все вышеперечисленные статистические индикаторы, которые уже внедрены в российскую практику.
Правовая база «женского вопроса» в России устарела, не отвечает современным условиям и требует коренных изменений. Об этом свидетельствует «Концепция законотворческой деятельности по обеспечению равных прав и равных возможностей мужчин и женщин», недавно принятая Комитетом Государственной Думы по делам женщин, семьи и молодежи.
Концепция предусматривает разработку ряда законодательных актов и мер по их реализации: по охране безопасности труда на производстве и улучшению его условий; по повышению конкурентоспособности женщин на рынке труда; в области личной безопасности и предотвращению насилия и другие.
Государственная Дума активно ведет законотворческую деятельность. В канун ее осенней Сессии 1997 г. 245 законопроектов ждали решения своей судьбы. Остается пожелать, чтобы законы, обеспечивающие преодоление социальной дискриминации женщин в России, равные права и равные возможности полов, не залеживались в письменных столах депутатов. «Истинное равенство граждан состоит в том, чтобы все они одинаково были подчинены законам». Справедливы слова Жана д’Аламбера - великого французского просветителя.

22.10.2017

Социальная дискриминация женщин, как предмет социологического анализа

«Социальный прогресс и смены периодов совершаются пропорционально прогрессу женщин к свободе, а падение социального строя совершается пропорционально уменьшению свободы женщин».

Франсуа Мари Шарль Фурье (1808 г.)
 
Социальная дискриминация женщин (от латинского слова - discriminatio - различие) означает ограничение или лишение прав по признаку пола (или гендерному признаку) во всех сферах жизни общества: трудовой, социально-экономической, политической, духовной, семейно-бытовой. Социальная дискриминация ведет к снижению социального статуса женщины и является одной из форм насилия над ее личностью, и, следовательно, угрозой для ее безопасности.[1]
Истоки социальной дискриминации женщин следует искать в глубокой древности. Уже тогда ученые и политики прикрывали неравноправное положение женщины в обществе, ее угнетение и эксплуатацию спорами о том, является ли женщина человеком и имеет ли она душу. Взгляд на женщину как на неполноценное существо нашел свое отражение в теологических и философских трудах древнего мира. Чувство примитивно-грубого мужского превосходства над женщиной Сократ выразил следующими словами: «Три вещи можно считать счастьем: что ты не дикое животное, что ты грек, а не варвар, и что ты мужчина, а не женщина».
Со времен Сократа прошло почти два с половиной тысячелетия. Но и в наши дни многие государственные и общественные деятели, ученые и в их числе социологи выступают против самого понятия «социальная дискриминация женщины». Его подменяют призывами к борьбе за их равноправие с мужчинами. Но это не одно и то же. Необходимой прелюдией к равноправию полов является преодолевание всех форм ущемления прав и интересов женщин, особенно в сфере труда. Сам термин «социальная дискриминация женщин и девочек» сейчас общепризнан.
Возникает вопрос: каковы пределы равенства полов, может ли оно быть полным? Суть идеи равноправия мужчин и женщин, их равных возможностей, состоит в том, что по своему интеллектуальному и физическому потенциалу женщина ни в чем не уступает мужчине. Для нее не существует принципиально закрытых, недоступных сфер умственного и физического труда. Ни один закон не должен запрещать женщине заниматься тем или иным делом, осваивать ту или иную профессию. Ее святое право - полная свобода личного выбора видов и форм деятельности для ее самореализации. Такая постановка вопроса, разумеется, не означает, что физиологические особенности женщин не могут ограничивать (иногда - временно) их профессиональные обязанности. Отсюда следует вывод, что равенство полов, не являясь абсолютным, может быть достаточно полным и всесторонним.
При всем плюрализме взглядов на проблему дискриминации женщин нельзя забывать факт исторической значимости: именно Октябрьская революция в России 1917 г. дала толчок к решению ключевого вопроса о равенстве женщины и мужчины во всех сферах жизни, в том числе гражданских и юридических правах, в труде и образовании, в семье.
Но дискриминация «слабого пола» сохранялась и при советском режиме. Партийно-квотная система женского «назначенства» практически освящала ее если не силой закона, то всемогуществом административного приказа. Для женщин была закрыта служба в вооруженных силах и других силовых структурах (за исключением ряда технических или вспомогательных специальностей). Им законодательно был закрыт доступ к «тяжелым» и «вредным» производствам, что полностью исключало свободу личного выбора.
Что касается постсоветской России, то несмотря на все разговоры и заклинания о ее демократизации, проблема социальной дискриминации женщин приобрела особую, исключительную злободневность в связи с распадом социалистического общественного строя, сменой всего социально-экономического уклада и фактической ликвидации социальных гарантий для семьи, детей, женщин.
Таким образом, для социологического анализа проблемная ситуация заключена в глубоком противоречии, которое сложилось между формальным курсом на демократизацию российского общества, на претворение в жизнь конституционного принципа «равных прав и возможностей» полов, - с одной стороны, и фактической дискриминацией женщин в сфере труда и занятости, ущемлением их социальных прав в экономической жизни, - с другой. Слово и дело, положение «де-юре» и ситуация «де-факто», увы, как это часто бывает в российской действительности, находятся в вопиющем противоречии друг к другу.
Руководствуясь определенными документами и соглашениями и опираясь на анализ российской действительности, правительство России 8 января 1996 года приняло постановление «О концепции улучшения положения женщин в Российской Федерации». Согласно концепции права женщин являются неотъемлемой частью общих прав человека. Полное и равноправное их участие в политической, экономической, социальной и культурной жизни на федеральном, региональном и международном уровнях должно стать главной целью государственной политики в области улучшения положения женщин в Российской Федерации [2].
Принятие правительственной концепции придает особую актуальность исследованию социальной дискриминации женщин в сфере труда в условиях перехода России к рыночной экономике.
Вместе с тем в российской науке сложилось традиционное отношение к изучению социальной дискриминации женщин. Во-первых, ее рассматривали как проблему исключительно юридическую. Отсюда правовой подход.
Однако известно, что права, закрепленные юридическими нормами, нередко отличаются от реального их осуществления. Поэтому мировое сообщество в лице правительств 190 государств, принимавших участие в IV Всемирной конференции по положению женщин в Пекине, признавая, что «неравенство между мужчинами и женщинами по-прежнему существует, а основные препятствия сохраняются», подтвердило свою «приверженность к обеспечению полного осуществления прав человека, женщин и девочек в качестве неотъемлемой, составной и неделимой части всеобщих прав человека и основных свобод» [3].
Во-вторых, традиционным для исследований социальной дискриминации женщин является психологический подход на уровне микросоциума: анализа семьи. Он ограничивается изучением межличностных отношений в микрогруппе, психологии подавления достоинств и свободы женщины, исходя из разных сексуальных ролей двух полов. При этом в основу анализа кладутся как биологические различия между полами («биологический пол») [4], так и разные культурные представления о поведении мужчин и женщин. Иначе говоря, гендерная идентичность и гендерные идеалы: мужественность-женственность.
Дискриминационный подход к женщинам как к социальной общности, подчиненной господствующей мужской социальной общности, анализируется в работах зарубежных ученых феминистской ориентации: Рэндалл Коллинз, Матина Хорнер, Каган, Мосс, Барбара Велтер, Маккоби, Джаклин, М. Мид.
И правовой, и философско-психологический подходы дают возможность изучить лишь отдельные аспекты дискриминации женщин как социального явления, как единого целого. Именно социологический подход позволяет познать это явление во всей его полноте и сложности различных социальных связей и взаимозависимостей.
Ни одной социологической работы, посвященной непосредственно процессу или явлению социальной дискриминации женщин, ни в советской, ни в российской социологии нет. Но наука развивается не на пустом месте. Различные аспекты дискриминации женщин (в доперестроечный период вместо этого понятия обычно использовали его аналог - «ущемление») изучались главным образом экономистами, юристами, историками, философами и психологами. В связи с этим нельзя не отметить работы профессора Московского университета и преподавателя Высших женских курсов В. М. Хвостова «Женщина накануне новой эпохи» (1905), Н. К, Крупской «Женщина - работница» (1901), А, М, Коллонтай «Социальные основы женского вопроса» (1909), А. Бабеля «Женщина.и социализм» (1905).
В советское время экономические аспекты нарушения прав женщин в сфере труда изучались интенсивно  многообразно. Более двух третей всех изданых по «женскому вопросу» до 1993 года научных трудов посвящены именно производственной сфере деятельности женщин, сочетанию их семейных и профессиональных обязанностей. Это работы А, Г, Харчева, С, И, Голода, Е. Новиковой, Б. Языковой, З. Янковой, Л, Кузнецовой, Г. А. Машкиной, Е. В, Груздевой, Э. С. Чертихиной, А. З. Котляр, З. А. Хоткиной, Н. М. Римашевской, Л. С. Ржанициной, Т. П. Сидоровой и многих других.
Правовой подход к анализу ущемления прав женщин в сфере труда и производства дан в работах С. В. Полениной. Философско-культурологический феномен женщины раскрыт в работах Т. Клименковой, О. Ворониной. Если говорить о зарубежных школах изучения положения женщин, о так называемом гендерном направлении исследований, то для западных ученых тема равноправия полов представлена в двух векторах: правовом (как составная часть проблемы прав человека) и психологическом (с точки зрения отношения между полами) [5]. Наиболее капитальным в этом плане является исследование Отто Вейнингера «Пол и характер».
Однако в настоящее время перспективным является социогендерный подход, эмпирическую базу которого составляют результаты конкретных социологических исследований (проведенных коллективом «ГАЛСИ» Международной ассоциации «Женщины и развитие» под руководством Г. Силласте в 1991-1996 годах: «Женщины и демократизация», «Женщины - рынок - конверсия»; «Женщины в российском обществе», «Труд, Занятость, Безработица». Экспертный опрос участников Всероссийского женского Конгресса: «Женщины и выборы-93»; «Русская семья в республиках России в новой межнациональной ситуации».)
В чем состоит особенности социологического подхода к исследованию социальной дискриминации женщин?
Первая особенность. Необходимость анализа степени дискриминации женщин, т. е. масштабов и форм ограничения их прав в любой сфере общественной жизни: прежде всего производственной, но также семейно-бытовой, социальной, политической, духовной. Такой подход позволяет исследовать механизм интеграции женщин во всю систему управления государством, обществом  экономикой.
Вторая особенность. Социологический анализ предполагает использование на определенных стадиях исследования процесса социальной дискриминации женщин психологического подхода. Для социолога необходим анализ общественной психологии как сферы жизнедеятельности общества в целом и женского социума в особенности с позиций больших социальных общностей. Таким образом, можно в наиболее полной мере учесть влияние психологических, эмоциональных факторов на поведение женщин, на их противостояние любым проявлениям неравноправия. Здесь идет речь о социолого-психологическом подходе [6].
Третья особенность. Социальную дискриминацию женщин наиболее целесообразно исследовать в двуедином плане. С одной стороны - это массовидное, социальное явление, охватывающее большую демографическую общность, состоящую из разных социально-профессиональных, возрастных, статусно-должностных групп. С другой - это социальный процесс с последовательной сменой состояния объекта. Под влиянием внешних и внутренних условий, объективных и субъективных факторов процессу присуще устойчивое взаимодействие женского социума с различными социальными институтами и общностями с целью достижения равенства прав и возможностей, устранения дискриминации по признаку пола.
Четвертая особенность. Цель ликвидации социальной дискриминации женщин заключается в достижении реального равноправия полов, их гендерной симметрии в обществе и устранения главной угрозы - угрозы безопасности личности женщины и реализации ее ролевых функций труженицы, матери, общественной деятельницы. Для решения этих задач необходимо создание национального механизма по преодолению неравноправия женщин.
Пятая особенность. Формы социальной дискриминации женщин в зависимости от сфер их деятельности могут быть различными (например, немотивированное увольнение с работы или сексуальные притязания со стороны начальника). По своим видам дискриминация может быть как насильственная, так и ненасильственная. В любом случае в основе дискриминационных действий лежит насилие над личностью женщины.
Шестая особенность.  Дискриминация женщин меняет их социальный статус и социальные установки в конкретной ситуации (как семейно-бытовой, так и общественной) и влечет за собой перемены в ролевых функциях женщины. Социологический анализ учитывает эти обстоятельства.
Седьмая особенность. Социологический подход к исследованию процесс социальной дискриминации женщин предусматривает междисциплинарное изучение этой проблемы, которая находится «на перекрестке» нескольких наук: юридической, исторической, философской, психологической и собственно социологической. При этом методология изучения проблемы исходит из принципов социального и экономического детерминизма, исторической преемственности.
Восьмая особенность. Социологическое исследование социальной дискриминации женщин опирается на данные ряда частных социологических теорий: социологии личности, социологии семьи, геронто-социологии, социологии молодежи и, прежде всего, гендерной социологии [7].
Каковы основные понятия зарубежной гендерной социологии? Среди них, во-первых, - понятие гендерной идентичности. Оно отражает наши представления о собственном поле, а через их сознание - отождествление со своим полом. Как показали многочисленные психологические исследования, осознание своего пола не всегда соответствует биологическим признакам индивида. Во-вторых, понятие гендерных идеалов отражает общественные представления о мужском и женском поведении. В последние десятилетия они существенно изменились. В-третьих, категория биологического пола означает учет первичных и вторичных признаков, типичных для мужчин и женщин. И, наконец, в-четвертых, понятие сексуальной роли связано с разделением труда, с правами и обязанностями полов. Все эти четыре компонента, находящиеся в единстве, отражают «половое самосознание» [8].
Девятая особенность. С позиций социологического подхода объектом социальной дискриминации являются женщины как особая социогендерная общность, обладающая конкретными демографическими характеристиками, многоролевыми функциями и определенным социальным статусом [9]. Вместе с тем дискриминации подвергаются и девушки, и девочки, как возрастная подгруппа женской социогендерной общности.
В России 78 млн. женщин. Девочки в возрасте до пятнадцати лет составляют 16 млн. 633 тысячи, т. е. немногим более 20% [10]. Они испытывают дискриминацию с раннего возраста. Пекинская конференция поставила задачу на уровне правительств всех стран мира «предупреждать и устранять любые формы насилия в отношении женщин и девочек» и «обеспечивать уважение международного права, включая гуманитарное право, в интересах защиты женщин и девочек в первую очередь» [11].
Десятая особенность. Социологический подход исходит из того, что субъектами социальной дискриминации женщин являются: а) мужчины (если анализ ведется на уровне семейно-бытовых отношений), обладающие конкретными демографическими характеристиками, своей социальной ролью и гендерной идентичностью; б) общество при исследовании социальных отношений; в) государство в лице его социальных институтов, регулирующих отношения полов, способствующее или, напротив, нарушающее принципы гендерного равновесия в составе властных институтов в вопросах распределения рабочей силы в различных сферах занятости.
Действия субъектов социальной дискриминации женщин проявляются либо непосредственно в индивидуальных поведенческих актах, либо опосредованно - через принимаемые исполнительными и законодательными властями постановления; либо в действиях, учитывающих сложившиеся в массовом сознании гендерные идеалы. И тогда официальная политика предлагает россиянкам в условиях перехода к рыночным отношениям и роста безработицы «вернуться в семью, к мужу и детям». По сути это попытка переложить заботу о трудоустройстве женщины на ее семью, конкретно - мужа, которому тот же гендерный идеал предписывает функции «добытчика» материальных благ. Причем в современной России ряд федеральных законов, особенно в труде, закрепил дискриминацию женщин. В роли субъекта насилия фактически может выступить любой социальный институт, в деятельности которого целенаправленно нарушается принцип равноправия полов.
Одиннадцатая особенность. С позиций социологического анализа в основе социальной дискриминации женщин лежит их социальное неравенство с мужчинами. Это неравенство американский социолог Н. Смелзер определяет как «условия, при которых люди имеют неравный доступ к таким социальным благам как деньги, власть, престиж» [12].
Только социальное равенство мужчин и женщин обеспечивает им равный доступ к экономическим и трудовым ресурсам, к формированию политики на всех ее уровнях, к участию в общественной жизни, в принятии решений по экономическим, социальным, культурным и политическим вопросам.

Критерии исследования проблемы. Социальная дискриминация женщин проявляется в сфере труда и занятости; распределения власти и собственности; культуры и образования; политической и духовной жизни общества. Она является одной из форм насилия над личностью.
Какие основные проявления социальной дискриминации испытывают женщины?
Приватизация государственного сектора экономики отрицательно сказалась на положении работающих женщин. И в условиях перехода к рынку именно государственные предприятия остаются для них основными работодателями. Условия занятости, оплаты женского труда здесь лучше (естественно, если предприятие работает). Разрыв между заработками мужчин и женщин в государственном секторе меньше, чем в частном.
В среднем зарплата российских тружениц в наши дни остается по народному хозяйству более чем на треть ниже, чем у мужчин. Объяснение - гендерная сегрегация в сфере труда, которая проявляется в различных оценках труда мужчин и женщин. В феминизированных отраслях (медицина, образование, текстильная, легкая, пищевая промышленность) женщины имеют низкий профессиональный статус, ограниченные возможности для переподготовки и переквалификации, низкие заработки.
Кроме того, большинство женщин работает в дефицитных и кризисных отраслях материального производства, на должностях, не требующих высокой квалификации в бюджетной сфере. По оценкам специалистов, низкая оплата труда женщин объясняется сильным отставанием ставки I разряда Единой тарифной сетки, а она, как известно, определяет всю цепочку системы заработной платы.
В российском трудовом законодательстве сохраняются положения, создающие предпосылки для дискриминации: запрет на работу в ночное время и на некоторые виды работ; ограничение рабочего времени (в частности командировок, сверхурочных). По официальным данным, примерно треть руководителей предприятий различных форм собственности признают, что предпочитают при приеме на работу мужчин, а не женщин.
Очевидно, что необходимо трансформировать запретительный характер российского трудового законодательства в рекомендательный, дающий женщине право самостоятельно принимать решения: где, в каком режиме, на каких видах работ быть занятой. Все эти вопросы должна решать сама женщина. Законодательные ограничения полезно сохранить только в вопросах деторождения, кормления грудных детей и, возможно, наличия в семье детей-инвалидов.
Налицо парадокс: несмотря на запреты и ограничения в неблагоприятных условиях на производстве работает 3.5 миллиона россиянок, а 285 тысяч - даже в особо тяжелых и вредных условиях. Выход не в «принудительном гуманизме», а в осуществлении предусмотренного 37 статьей Конституции права «свободно распоряжаться своими способностями к труду».
Формы социальной дискриминации женщин в сфере труда имеют свои особенности. Первая из них состоит в том, что в производственную сферу вовлечена не вся женская общность, а ее трудоспособная (по возрасту) часть, т. е. от 16 до 54 лет включительно. В России это женское население составляет примерно 40 млн. человек и является относительно стабильным. Стабильность - благоприятный фактор для рынка труда в условиях снижения спроса на женскую рабочую силу. Причем, уровень занятости женщин в трудоспособном возрасте составляет 75.5%. Их средний возраст - 39.4 года (мужчин - 39.7 лет). Пятая часть - это молодые женщины до 30 лет, а 10% - женщины пенсионного возраста.[13]
Вторая особенность социальной дискриминации женщин в производственной сфере состоит в том, что в частном секторе она имеет выраженный авторитарный характер, ставит работницу в большую зависимость от работодателя - мужчины, чем на государственных предприятиях. Более того, уровень социальной и правовой защищенности женщин от дискриминации в частном секторе намного ниже, чем на предприятиях государственных или полугосударственных. В частной фирме нередко отсутствуют или бездействуют профсоюзы. Существует более жесткая зависимость работницы от произвола начальника, безнаказанно нарушается трудовое законодательство. Можно сказать, что именно в частном секторе положение женщин во многом определяется «сексуальным неравенством». В этой сфере часто действует культ силы и авторитета мужчины как духовной основы его власти.
В основе любой концепции улучшения положения женщин должно лежать не наше представление о том, что плохо в нынешнем положении женщины и какие бы мы хотели видеть изменения, а понимание причин нынешнего неблагоприятного положения женщин и реальных возможностей, механизмов и рычагов устранения этих причин или смягчения их последствий.[14]
В самом общем виде эти причины достаточно очевидны. Это, во-первых, свойственная любой экономике тенденция привлекать женскую рабочую силу в период экономического роста и вытеснять ее с рынка рабочей силы в периоды спада. Во-вторых, дискриминация женщин по причине предубеждений. В-третьих, объективная неконкурентоспособность женщин на рынке труда.
Соответственно, понимание этих трех факторов, их взаимоотношений и их сложности определяет и стратегии, и реальные возможности улучшения положений женщин. Любая государственная политика в отношении женщин может складываться только из трех компонентов, в том или ином сочетании:
- компенсация их объективно сложного положения на рынке труда (с учетом огромной важности для общества других функций, выполняемых женщиной за пределами этого рынка, прежде всего заботы о детях и обеспечения нормальной ситуации в семье, позволяющей мужчине трудиться с полной отдачей)
- борьба с дискриминацией женщин и меры по повышению их объективной конкурентоспособности на рынке труда.
Следует отдавать себе отчет, что при нынешнем состоянии дел никакие меры государственного принуждения, в том числе и законодательные, не заставят экономических субъектов (работодателей) поступать вопреки собственным интересам (или тому, что они этими интересами считают). Чтобы работодатель брал на работу женщину, он должен быть уверен в том, что она будет на данном рабочем месте работать лучше, чем мужчина (на практике, с учетом убежденности большинства работодателей, что женщина на рабочем месте оказывается источником психологической напряженности, конфликтов и т. п., а также объективно более высоких требований к охране труда женщин и социальным льготам женщина, чтобы ее предпочли мужчине, должна при прочих равных гарантировать лучшие результаты на данном рабочем месте, чем мужчина), либо соглашаться на дискриминацию - заведомо более низкую оплату труда (с позиций работодателя, эта дискриминирующая разница в оплате его плата за риск, действительный или мнимый), либо принятие на работу женщин должно сопровождаться для предпринимателя достаточно весомыми экономическими льготами (как показывают данные опроса, эти льготы, чтобы сработать реально, должны быть очень высокими).
Таким образом, реально сегодня можно говорить о двух рычагах воздействия на положение женщин:
1.   прямой компенсации их неблагоприятного положения
2.   мерах по повышению их объективной конкурентоспособности на рынке труда.
Все меры должны быть тщательно дифференцированы по срокам. Очевидно, например, что в пределах минимум года-полутора никакие меры по повышению конкурентоспособности женщин не дадут прямого эффекта. Это время «нулевого цикла» мер по изменению структуры спроса и предложения на рынке труда. На это время непосредственный эффект могут принести лишь меры прямой поддержки: пособия, льготы и т. п. С определенного периода удельный вес этих мер должен меняться.
Все меры по изменению ситуации на рынке труда должны исходить из анализа реальных причин относительно низкой конкурентоспособности женщин - бороться с ветряными мельницами бессмысленно, а в условиях крайней ограниченности государственных ресурсов - и слишком рискованно для экономики в целом и для общественного престижа любых социальных программ. Кратко перечислим причины:
1.   женщины на протяжении десятилетий объективно больше зависели от рушащейся в условиях реформ системы социальных гарантий
2.   женщины исторически были привязаны к отраслям и секторам, сильнее всего зависевшим от государственного патернализма, непропорционально большая доля женщин, в том числе с высшим образованием, традиционно была занята на рабочих местах с преобладанием неспециализированного и/или рутинного труда (служащие в разного рода конторах). Труд этот хотя и выполнялся людьми с высшим образованием (имел значение лишь сам факт диплома о высшем образовании, но никак не специальность), не требовал ни специального образования, ни специальной профессиональной подготовки и вел в лучшем случае к профессиональному застою, а чаще к дисквалификации работника. В тоже время именно те секторы экономики, которые наиболее ответственно и органично способны поглощать женскую рабочую силу (информационный, сектор услуг и т. п.) традиционно были «неприоритетными»
3.   на рынке труда женщины традиционно пассивны, менее склонны к профессиональной мобильности, стремятся больше к социальному комфорту на рабочем месте, чем профессиональной самореализации и достижениям (из-за этого женщина придает очень большую роль неслужебным и неформальным отношениям в коллективе, почему руководители и считают женщин источником сложностей и напряженности в коллективе, скептически относятся к их профессиональным возможностям и не любят брать на работу)
4.   у женщин значительно сильнее, чем у мужчин, формальное образование (по диплому) не соответствует реальной квалификации и профессии, а реальные специальности не соответствуют фактическим потребностям на рынке труда
5.   на женщин давит «двойная занятость» - на производстве и в семье
6.   в обществе существуют сильные предубеждения насчет «должного» и «возможного» места женщин.
На устранение или смягчение действия этих факторов и должны быть направлены меры государственной политики. Сегодня шансы на успех может иметь только такая политика, которая, во-первых, будет сильно дифференцирована, то есть предусматривала для различных групп именно те виды помощи, которые максимально эффективны именно для данной группы, чтобы избегать неэффективных затрат ресурсов. А женщины, как показывают результаты исследований, очень разнятся между собой по потребностям в той или иной форме помощи и в возможностях воспользоваться разными видами помощи.
Далее, эта политика должна максимально ориентироваться на возможности косвенной помощи, гораздо менее дорогостоящей, чем прямая помощь и позволять: на те же деньги поддержать гораздо больше женщин, к тому же в ходе помощи научить их стоять «на собственных ногах». Наконец, эта политика должна максимально учитывать возможность того, что в экономике называют синэргическими и мультипликационными эффектами, т. е. различные меры должны взаимно усиливать эффект друг друга и порождать «по цепочке» благоприятные побочные эффекты.
 В наших конкретных условиях это значит, что шансы на успех и на финансирование будут иметь прежде всего такие меры, которые будут не только помогать женщинам, но одновременно и содействовать общему прогрессу экономики. Это прежде всего развитие жизненно необходимых для современной экономики секторов информационного обслуживания, деловых услуг, а через некоторое время, когда депрессия сменится экономическими оживлениями - сферы бытовых услуг, мелкого бизнеса и т. п.
Какие вопросы требуют приоритетного решения в сложившейся системе «женщина-работодатель»?
Как уже отмечалось, одной из причин неконкурентоспособности женщин в период напряженности на рынке труда являются те немногие социальные льготы, которые у них остались. К сожалению, если мы хотим исправить положение женщин на рынке труда, от многих таких льгот придется отказаться, тем более что реально они сегодня все равно не действуют: безработной женщине от них не легче, а работающие чаще отказываются от них из-за угрозы потерять работу. Законодательство их от такой потери не защитит: у предпринимателя всегда будет возможность избавиться от работника, которого он считает неэффективным, так что суд к нему не придерется, но зато само наличие угрозы судебного преследования побудит его предпочесть женщине мужчину. Видимо, имеет смысл оставить в законодательном порядке лишь те льготы, которые государство в состоянии профинансировать из федерального или местного бюджета без потерь для работодателя (реально это могут быть и суммы, превышающие зарплату работника на время оплачиваемого отпуска: длительное отсутствие работника на рабочем месте с сохранением за ним права вернуться обычно влечет ряд дополнительных убытков, которые могут компенсироваться налоговыми льготами или иными мерами косвенной поддержки, соблазнительными для предпринимателя). Сам круг таких возможных мер еще предстоит выявить в ходе социологических обследований работодателей. Но уже сегодня очевидно, что если мы хотим сохранить конкурентоспособность женщины на рабочем месте, круг предоставляемых ей обязательных льгот должен быть сведен к тем, что обеспечивают здоровье матери и ребенка. Запрет увольнения женщин с ребенком также реально не защитит ее права. Просто наниматель будет стремиться не нанимать ее вообще.
Нужно отдавать себе отчет, что в условиях конкурентной экономики у государства нет возможности заставлять экономических субъектов поступать вопреки их интересам.
В числе особо актуальных мер - развитие и расширение профессионального переобучения и переподготовки женщин в соответствии с требованиями рынка.
В силу традиционно сложившегося разделения труда и особенностей профессиональной жизни женщин на протяжении десятилетий в период нынешней структурной перестройки у женщин гораздо чаще, чем у мужчин, профессиональная квалификация не соответствует структуре вакансий, отражающих спрос. Однако простое выделение средств на организацию профессионального обучения женщин может и не принести ожидаемых результатов, если не будет сопровождаться специальными мерами, которые компенсировали бы уже упоминавшуюся относительную пассивность женщин на рынке труда. Наши исследования, например, показали, что даже самым успешным женщинам-предпринимательницам почти всегда нужен был внешний толчок, чтобы резко изменить свою жизнь и раскрыть свои способности. Разумно было бы, например, создавать клубы для женщин по профессиям, где бы женщины учились искать работу. Немалую роль может сыграть уже сама информация о существующих возможностях, о том, чем можно начать заниматься, утратив привычное дело. Причем для женщин особенно важно получить подобную информацию не из печатных источников, а «вживе» - непосредственно от другой женщины, которая сама занимается этим делом, которой можно задать вопросы и получить психологическое подкрепление.
Здесь неоценимую роль могли бы сыграть существующие во множестве женские организации. Сегодня престиж организаций в глазах самих женщин, в том числе занятых бизнесом, весьма невысок. Можно было бы изучить деятельность существующих женских организаций и ассоциаций и обеспечить государственное содействие тем из них, которые не «борются за права женщин», а реально помогают женщинам приспособиться к новым условиям (такое содействие не обязательно означает субсидии и дотации - часто нужнее бывает разного рода техническое содействие, доступ к помещениям и техническим средствам, помощь в установлении контактов с государственными ведомствами и т. п.). Здесь очень велика может быть роль самих женщин, уже добившихся успеха в бизнесе, в управлении крупными организациями или какой-либо профессиональной деятельности - они могут стать идеальными консультантами и инструкторами для женщин, склонных к активному поведению на рынке труда, помочь им обрести психологическую уверенность и дать самые первые знания о том, как начать свое, пусть самое маленькое, дело, как радикально сменить сферу деятельности, как устроиться на работу.
Для тех женщин, кто предпочитает работать по найму - а таких большинство - нужны специализированные программы переподготовки, учитывающие не только общие особенности женской психологии и поведения на рынке труда, но и конкретный социально-психологический тип женщин и их установки по отношению к работе. Особые программы, видимо, потребуются для женщин с маленькими детьми.
Наконец, нужно разработать достаточно надежные тесты профессиональных возможностей и квалификации и законодательно обеспечить повсеместное использование этих тестов при приеме на работу. Эти тесты должны, с одной стороны, разрушить предубеждения о принципиальной неспособности женщин выполнять те или иные работы, с другой - уменьшить опасения работодателей, позволив им выбирать действительно компетентных и профессионально пригодных работников. Зато отказ в работе женщине, успешно прошедшей такие тесты, уже может послужить основанием для обвинения в дискриминации, что послужит хоть какой-то социальной гарантией для действительно компетентных работников.
Еще одним разделом политики занятости в настоящее время является субсидирование и поддержка работодателя, сохраняющего или открывающего рабочие места, в том числе в специфических женских сферах деятельности.
Весьма сложный и деликатный вопрос - охрана труда. Как уже отмечалось, специфические «женские» меры по охране труда могут лишь ухудшить положение женщин на рынке труда. С другой стороны, сохранение нынешнего положения уже давно угрожает здоровью нации. Необходимо, видимо, не охранять труд женщин, а добиваться нормальных условий труда на производстве в целом.
Правительству стоит в кратчайшие сроки утвердить Положение о государственной инспекции надзора и контроля, Положение о статусе государственного инспектора по охране труда, Положение о порядке сертификации предприятий на соответствие требованиям безопасных условий труда, определить источники финансирования работ в этой области, а также разработать экономический механизм воздействия на предприятиях, имеющие недостатки в профилактике и обеспечения безопасных условий труда.
Было бы целесообразно, если бы разработкой программы занялся единый центр, например, Департамент по условиям по охране труда при Минтруде РФ.
Средства предприятий, направленные на улучшение условий труда, должны рассматриваться как средства на развитие предприятия и не должны облагаться налогом на прибыль.
Должна быть проведена аналитическая работа по выявлению типов нефинансовой поддержки семьям и путей ее оказания. Необходимо создание организации на министерском уровне для осуществления координации в области политики семьи и обеспечения службы социальной поддержки.
Для определенных категорий женщин, особенно с маленькими детьми, одиноких матерей, матерей с детьми-инвалидами (наименее защищенной и травмируемой в условиях экономического кризиса группы) желательно уменьшить занятость, но в добровольном порядке, с помощью соответствующей социальной политики, заменившей бы утраченный заработок семейными пособиями для детей. Следует подчеркнуть, что такая мера не будет чистой благотворительностью: наряду с решением важнейшей социальной проблемы - стимулирования рождаемости, она поможет снизить давление на рынке труда.
Следует также рассмотреть вопрос о свободном режиме для женщин (так называемом «гибком графике», который давно используется во всех европейских странах). Для начала хотя бы в бюджетных организациях, где государству легче проводить свою политику, можно определить виды работ, которые могут выполняться на дому. Если учесть, что сегодня одна из главных статей расходов - содержание помещений, а один из важнейших ресурсов большинства государственных контор в крупных городах - эти самые помещения, проведение подобной политики может быть экономически выгодно для предприятий. 
Переподготовка женщин в массовых профессиях, если она будет осуществляться неформально и с учетом реальных потребностей местной экономики, может быстро повысить эффективность местных предприятий, так как предоставит в их распоряжение квалифицированную и дисциплинированную рабочую силу - женщины, как правило, отличаются более высокой трудовой и производственной дисциплиной.
«Светское» профессиональное общение женщин, лишенных в данный момент работы, отчасти снимет психологическую напряженность от потери рабочего места и снизит напряженность в семье, и в обществе в целом, поможет воспитать столь сегодня необходимый комплекс «помогай себе сам». И, конечно, самое главное, при подобном подходе меры по социальной защите тесно увязываются с мерами по расширению занятости, а те и другие - с мерами по содействию развития мелкого и мельчайшего бизнеса.
Все перечисленные меры краткосрочного и среднесрочного характера. Они необходимы, но проблемы они радикально не решат. Основная причина неблагоприятного положения женщин в системе разделения труда - сильное запаздывание нашего общества в переходе к постиндустриальной фазе. До тех пор, пока в стране не будет развита инфраструктура деловых услуг, информационного обслуживания, пока не сложится разнообразная и диверсифицированная система образования дошкольных и внешкольных учреждений, освобождающая женщин от части проблем «двойной занятости», ни о каком долгосрочном экономическом росте, привлечении инвестиций и т. п. Не может идти речь. Создание условий для такого перехода должно стать одной из главных задач государственной экономической и социальной политики. Но именно эти меры, как показывает весь мировой опыт, и открывают наилучшие возможности для приложения женского труда там, где он действительно более чем конкурентоспособен.
В долгосрочном плане - 5 лет и более - меры по улучшению положения женщин неотделимы от мер по развитию основ постиндустриального общества. И отсюда должна быть направлена значительная доля ресурсов.
Это касается прежде всего информатизации нашего общества. Но не в том смысле, в каком этот термин употребляется в последние десять лет - как распространение компьютеров и компьютерной грамотности. Речь идет, скорее, об использовании компьютеров, стоящих сегодня во множестве организаций и постепенно появляющихся в домах, для реального распространения самой разнообразной информации.
В настоящее время наша экономика существует практически в условиях полного информационного голода, причем ее субъекты даже не осознают этого факта. Это отмечают почти все зарубежные бизнесмены. И считают это одним из главных препятствий к повышению ее эффективности. Безусловно, рано или поздно потребности развивающихся рыночных отношений сформируют этот рынок, однако экономически и социально намного выгоднее, чтобы это произошло не поздно, а рано. Здесь не обойтись без инициативы государства. Оно должно взять на себя некоторые функции по стимулированию и формированию такого рынка.
Государственные органы могли бы выступить и первым заказчиком информации, специально перерабатываемой под их требования. Стремление делать это самостоятельно в каждой организации ведет к гигантским лишним расходам и снижению эффективности - ни один даже центральный орган не в состоянии перерабатывать все многочисленные источники информации на достаточно профессиональном уровне. Именно государственные заказы на первых порах могут дать развернуться «малому информационному бизнесу», в том числе и в формах самозанятости или семейного бизнеса. Этот «малый информационный бизнес» достаточно быстро может стать естественной нишей для тех женщин, которые сегодня острее всего чувствуют бремя или угрозу безработицы - для научно-педагогических работников и служащих с высшим образованием. Причем особенно благоприятные условия для развертывания подобной деятельности существуют как раз в испытывающих сегодня огромные трудности «наукоградах», благо наличие информационных сетей и электронной почты делает географическую удаленность создателей информационного продукта от потребителей не слишком важной.
Вероятно, многие из таких небольших и, видимо, децентрализованных информационных служб будут работать как бесприбыльные организации, и для их нормального функционирования нужно будет существенно пересмотреть и уточнить законодательство, затрагивающее подобные организации.
Второе направление «перехода к постиндустриальному обществу» - стимулирование мелкого бизнеса в сфере услуг - бытовых, деловых, образовательных. В мире, как уже отмечалось, накоплен немалый опыт государственного содействия формирования малого бизнеса, в том числе и с помощью косвенных мер. Здесь нам важно, что наиболее естественная сфера для мелкого бизнеса в нашей стране - развалившаяся сфера бытовых услуг и никогда не существовавшая сфера услуг деловых. И та, и другая необходимы для нормального функционирования и развития экономики и общества, и та и другая открывают огромный простор для применения женского труда.
Сегодня в нашей стране существуют огромный скрытый резерв рабочей силы: при почти 50-процентном сокращению объемов производства численность работников на большинстве предприятий сократилась не слишком значительно. Возможно, нецелесообразно будет в порядке эксперимента пойти в каких-то относительно благополучных районах с достаточно диверсифицированной структурой производства на радикальную рационализацию структуры и численности персонала предприятий с одновременным содействием в этих же районах созданию сети мелких фирм и кооперативов в секторе услуг. Разумеется, такому эксперименту должно предшествовать тщательное изучение потенциального рынка для услуг предполагаемых новых предприятий и большая подготовительная работа.
Постиндустриальное общество, в отличие от индустриального, может формироваться лишь в результате самодеятельности людей и групп - поставщиков и потребителей товаров и услуг. Ничто не может быть более чуждо самим основам этого общества, чем попытки строить его «сверху». Именно поэтому наша страна так задержалась с переходом в эту стадию. Но создать условия для того, чтобы этот объективный процесс шел быстрее и безболезненнее, государство вполне способно и даже обязано. И выигрывают от этого прежде всего женщины.
Еще один важный фактор, который должен определить государственную политику поддержки женщин - дифференцированный подход к поддержке различных групп. Сегодня выполнено несколько исследований профессиональных ориентаций женщин. По данным одного из них, среди российских женщин довольно отчетливо выделяются четыре типа:
- «карьерные женщины» - желающие расти профессионально и работать полный рабочий день. Их оказалось 5.3% среди замужних и 5.8% среди незамужних женщин
- «профессионально ориентированные женщины», желающие делать карьеру, однако предпочитающие работать неполный рабочий день. Их оказалось 26.1% и 48% соответственно
- «работающие матери» - не желающие делать карьеру и выбирающие режим неполного рабочего дня. Их оказалось 35.3% и 38.5% среди замужних и незамужних женщин
- «домашние хозяйки» - не желающие делать карьеру и предпочитающие не работать вообще - 33.3% и 7.7% соответственно.
Существуют и другие подходы к определению типологии трудовой и профессиональной ориентации женщин. Возможен и многомерный подход, объединяющий несколько критериев. Важно, что среди женщин отчетливо выделяются разные по своим ориентациям типы, и вкладывать деньги в их профессиональную подготовку имеет смысл только с учетом этих различий.
И, наконец, еще одно условие формирования государственной политики в отношении женщин. Сегодня, как уже отмечалось, действует огромное количество организаций, занимающихся подобными проблемами. Все они никак не связаны друг с другом и эффективность их работы от этого чрезмерно страдает. Любые попытки «ввести» координацию в этой области обречены либо на провал, либо на бессмысленную растрату ресурсов и бюрократизацию. Но одно можно и нужно сделать уже сегодня: создать на федеральном уровне Центр документации, осуществляющий информационный обмен между ними, а также между всеми государственными и иными органами, так или иначе соприкасающимися с «женскими» проблемами. Такой центр должен собирать все документы о деятельности существующих организаций и их опыте и распространять эти документы среди остальных потенциально заинтересованных организаций. Существование систем электронной почты и информационных сетей типа Интернета делает реальный информационный обмен достаточно простым, быстрым и эффективным. А работа подобного «децентрализованного центра», может послужить отличным полигоном для упоминавшегося вовлечения женщин в реальную информатизацию нашего общества.

22.10.2017

На гребне «Сексуальной волны»

Несомненно, для человека с нормальной психикой жить раздвоенной жизнью, в двух диаметрально противоположных мирах очень трудно, почти невозможно. Вечный спутник представительниц «свободной» любви – страх. Они страшатся, что попадутся на связях с преступной средой, опасаются, что окружающие заинтересуются, на какие доходы живут; боятся, что дети когда-нибудь узнают, чем зарабатывают их мамы; опасаются быть ограбленными своими же, из своего круга.
От страха «бегут» по-разному. Начинают пить, употреблять наркотики, но довольно быстро совсем опускаются, оказываются в числе бродяг. Некоторые ударяются в мистику, верят в бога, гороскоп, платят большие деньги экстрасенсам. Люди в состо­янии страха опасны. Они ненавидят тех, у кого честь, досто­инство, совесть дороже любых больших денег. Растлеваясь сами, они стремятся сделать такими же и окружающих. Чаще всего их влиянию поддаются те, кто не успел созреть духовно — подростки.
Их можно разделить на несколько основных групп. Первая — это относительно немногочисленная группа материально обеспе­ченных «дам полусвета» (элитарные, «центровые», «шаровые»). Они, как правило, имеют сравнительно высокий образовательный уро­вень, приличную работу (или «справку», что работают), квартиру и сожительствуют с мужчинами определенного круга (в том числе и иностранцами) за высокую плату.
Вторую группу образуют молодые и обычно внешне привлекательные женщины, которые тщательно следят за собой. Они стремятся делать вид, что «живут красиво», «прожигают жизнь». Услуги этих женщин оплачиваются довольно щедро – они получают в среднем по 50 рублей с клиента. На первых порах многие из них работают, но рано или поздно начинают вести только праздный образ жизни. Клиентов начинают искать не только в ресторанах и компаниях, но и около гостиниц. Кончается же все для них сводником или панелью в буквальном смысле слова.
Третья категория проституток. Внешне они ведут благопристойный образ жизни, некоторые из них имеют семью, работают и числятся неплохими сотрудницами. Однако всегда готовы вы­ехать по «заказу» в любое место и обслужить клиента. Посредником в таких случаях выступает сутенер...
Есть и четвертая категория проституток — «вокзальные», скорее алкоголички, чем проститутки. Они отдаются за небольшую плату от 3 до 10 руб. или же за флакон одеколона (зубного эликсира). За «фунфырик» — так они называют эти флакончики. Их мир ограничен треугольником: вокзал, приемник, вендиспансер. Суте­неров они, конечно же, не интересуют, правда, иногда их «пасут» алкаши-бомжи, которые могут отобрать последний «фунфырик». На этой стадии нравственного падения происходит деградация личности; как правило, жизнь таких проституток заканчивается под каким-нибудь зa6opом.
В настоящее время на учете в органах внутренних дел страны женщин этой категории состоит чуть более 5000 человек, но, думается их гораздо больше, чем принято считать. По мере социальной деградации они прибегают ко все более криминальным способам поиска средств к существованию.
В 1987 году, например, зафиксировано 13526 правонарушений, связанных так или иначе с проституцией. Из них более 80% правонарушений — скупка и перепродажа вещей у иностранцев и лишь около 14% — проституция в «чистом» виде, не отягощенная сопутствующими преступлениями.

21.10.2017

Проституция в период революции и в 20-е годы

Леча больных и стремясь предупредить новые заболева­ния, венерологические диспансеры разъясняют широким массам опасность случайных половых сношений, опасность половой связи с проституцией. На фабриках и заводах, в клубах молодежи, через стенную газету, в домах санитарного просвещения — всюду вы­ступают врачи с лекциями и беседами о том, как вести правильную половую жизнь. Врачи диспансеров изучают причины развития в стране венерических болезней. За минувшие со дня революции годы они собирали сведения у больных о том, кто заражает их венерическими болезнями. Вот, например, какие сведения получил один из московских диспансеров:
 
В Москве из 100 мужчин заража­лись венерически­ми заболеваниями
до 1918 г.
в 1924 г.
от проституток
53
32
от случайных женщин
31
23
от знакомых
14
34
от жен
2
10
 
Мы видим, что мужчины заражаются в 1924 году от проституток почти в 2 раза меньше. И это объясняется не тем, что проститутки раньше были все больны, а теперь стали здоровыми. Нет, это объясняется тем, что женщин, продающих себя за деньги, в наше (советское) время гораздо меньше, нежели было раньше. В годы советского строительства и работы женских организаций помогли тому, что на путь проституции женщина становится все реже и реже. Нужны особые причины, особая нужда, чтобы в трудовом государстве женщина превратилась в проститутку.

21.10.2017

С улицы на производство

По материалам обследования 623 московских проституток, произведенного в 1924 году, видно, что 60% из них также пролетарского происхождения. Обследование, произведенное в Пскове, показало, что 85% проституток испытывают крайнюю нужду.
По сведениям Медицинского департамента, в 1900 году 83% всех проституток занимались проституцией только из-за крайней материальной нужды. Профессор Дубошинский приводит еще бо­лее убедительные данные о причинах, толкающих женщину к занятию проституцией. Из 601 проститутки, пожелавших указать причины своего падения, начали торговать телом из-за нужды 308 и в результате изнасилования — 152.
Статистикой установлено, что наибольший процент прости­туток происходит из бывшей домашней прислуги. Имеется мно­жество случаев, когда соблазненная своим хозяином или его сынками домработница потом безжалостно выбрасывалась на улицу и, не будучи в силах противостоять голоду и безработице, начинала торговать единственным, что у нее оставалось — своим телом.
Нередко бывает, что проституцией начинают заниматься крестьянские девушки, впервые попадающие в город. Приезжает девушка из деревни в чужой город, где ей даже не у кого остановиться. Попадает в ночлежку, сталкивается с преступным миром и постепенно, сама того не замечая, опускается на дно.
В фабрично-заводских центрах большое число проституток про­исходит из рабочей среды. Есть случаи, когда в наших условиях девушки-работницы под влиянием окружающей обстановки и не­редко из-за пьянства попадают в число жертв улицы.
При обследовании московских проституток в 1924 году уста­новлено, что пролетарский элемент среди них дифференцируется следующим образом:
 Бывшая прислуга
22%
Бывшие работники нар. питания
12%
Фабричные работницы
9%
Служащие магазинов
8%
Медперсонал
5%
Другие профессии
4%

Советская власть иначе поставила вопрос о борьбе с проституцией. За один только год – с 1924 по 1925 – по всему СССР (без автономных республик) органами милиции были выявлены и закрыты 2228 очагов проституции.
Но это, конечно, еще далеко не все. Проституция гнездится везде, и трудно еще сразу вырвать с корнем то, что насаждалось веками. Повсюду еще до сих пор сохранилось множество вертепов, где «из-под полы» идет торговля живым товаром. Несмотря на то, что все эти вертепы тщательно маскируются, все же они систематически выявляются, и в последнее время в одном только Ленинграде раскрыто и уничтожено много притонов.

21.10.2017

Проституция в России

Если мы обратимся к нашему отечеству, то у нас в России публичные дома хотя и тайные, были уже в начале XVIII столетия, вскоре достигли своего процветания. Но борьба и преследование начались еще в половине XVII-го века. В начале XVII века проституток секли, а в половине столетия, ввиду сильного развития венерических заболеваний среди солдат, их разыскивали, лечили и ссылали. Уставом о благочинии 1782 года воспрещалось «дом свой или нанятый открыть днем или ночью всяким людям ради непотребства… и непотребством своим или иного искать пропитания».
И только в половине XIX века был впервые основан в Петер­бурге врачебно-полицейский комитет, и, таким образом, прости­туция стала терпимой и регламентированной, а затем и в неко­торых других городах, но Император Николай I совершенно за­претил проституцию, как профессию, законом.
До 1843 г. в столицах и во всей России надзор за проституцией находился в ведении полиции, причем, конечно, правильной ре­гистрации проституток не могло быть.
В 1843 г. в октябре месяце, вследствие быстрого распространения сифилиса, был высочайше утвержден и организован в Петербурге при медицинском департаменте Министерства внутренних дел, в виде опыта, первый в России особый врачебно – полицейский комитет, существовавший до 1852 г. В этом году он был подчинен ведению Петербургского военного генерал – губернатора и только в 1856 г. получил свое окончательное устройство.
Число проституток, находившихся под медико-полицейским надзором в 1843 году, в Петербурге простиралось всего лишь до 400. В том же году, по открытии Комитета, под надзором его находилось уже около 900, а к 1 мая 1852 г. было 1075 женщин, из которых в домах терпимости было 884 и одиночек 191, домов терпимости было 152.
Число домов терпимости с 1854 г. по 1868 г. держалось почти в одной норме от 125 до 148; число всех женщин – от 1374 до 2409; в домах терпимости от 937 до 967 и одиночек от 407 до 1108. По статистическим данным за 1889 г., у нас за исключением княжества Финляндского, насчитывается 1216 домов терпимости с 7840 проститутками и 9763 проституток – одиночек. Следовательно, всего 17603 женщины занимались проституцией. И это только по официальным данным!

20.10.2017

Рассказ проститутки Питера

Итак, как я уже сказала, в конце концов я утомилась от работы проституткой. Я видела, как девушки, которые слишком долго занимались этим делом, быстро теряли форму и упускали клиентов. Я не хотела, чтобы это произошло со мной; работа на панели - нелегкое дело, даже если не злоупотребляешь выпивкой и не притрагиваешься к наркотикам. И мне удалось остаться в стороне от этих вещей. Но я любила секс, а если этим занимаешься слишком часто, как все проститутки, то есть опасность привыкнуть и охладеть к нему. Именно так случается со многими шлюхами, а я вовсе не хотела, чтобы это стало и моим случаем.
Поэтому я начала раздеваться за деньги, трясти своими упругими сиськами перед скучающими банкирами. Мои доходы снизились, но душевное спокойствие стоило того. Больше всего я получала от чаевых. Мужики давали мне купюры по 50 или по 100 долларов, или просовывали их под резинку трусиков. Я еще садилась к ним колени и продолжала танцевать там. Я садилась к мужику на колени лицом к лицу, пропустив его ноги между своими, и начинала как бы подмахивать по тарифу доллар в минуту. Некоторые танцовщицы не любят этого делать, но для меня, как для бывшей шлюхи, это ничего не значило.
Я знала столько способов, как возбудить мужика, что вы собьетесь со счету! Я работала в кабаке топлесс. Это когда можно показывать сиськи, но нельзя снимать трусы. Такое уж было правило у этого заведения. Там были танцовщицы, которые просто не выносили мужчин, они только исполняли танец и уходили за кулисы. Однако, будучи проституткой, я научилась понимать мужчин и их желания. Поэтому я знала, как вести себя перед мужиками, во все глаза разглядывающими меня, делая вид, что я танцую именно для них, и очень дорожу их вниманием. К тому же, я всегда была по натуре бесстыдницей. Еще шлюхой я любила демонстрировать себя и возбуждать мужчин, пока их член не начинал болеть от своей твердости, чтобы наконец отсосать у них или отдаться им.
Поэтому, при мысли, что мои движения на сцене могли вызвать стояк в брюках у какого-нибудь мужика, я и сама здорово возбуждалась, хотя я уже и не могла разгрузить его член, за исключением подмахивания у него на коленях. Наверняка, многие проститутки Питера работая танцовщицами стриптиза заткнули бы за пояс профессиональных танцовщиц. Мне довелось узнать, что многие и в самом деле спускали после моих движений у них на коленях. Я чувствовала, как дрожат от напряжения их елдаки, а иногда я даже чувствовала их мокрые вафли сквозь ткань брюк. Это почему-то еще сильнее меня возбуждало, хотя другие девушки относились к этому с неприкрытым презрением. Я исполняла свой номер в клубе в тот вечер неделю назад, когда, посмотрев в зал, я была поражена, увидев своего старшего брата Федьку, сидящего за столом и наблюдающего за моим раздеванием!
Наши взгляды скрестились, и он немного смутился. Мне даже показалось, что он покраснел! Но он продолжал смотреть, а я продолжала раздеваться. Я не видела своего брата больше года. Федор ровно на десять лет старше меня. Ему недавно исполнилось 35 лет и я отправила ему поздравительную открытку на работу. Я отправила открытку именно на работу, а не домой, потому что Федькина жена, Маргарита, просто ненавидит меня и то, чем я занимаюсь. Она одна из тех директорских дочек, которые много о себе воображают, с крашенными под блондинку волосами и непременными бусами вокруг шеи.
Меня аж тошнить начинает, стоит о ней только вспомнить! Маргарита узнала о моей профессии от своей подруги, которая нашла в кармане пиджака своего мужа бумажку с моим именем и номером телефона. От женатых мужчин, посещающих проституток, можно было ожидать большей осторожности. Федя знал, что я занимаюсь проституцией, но он никогда не говорил об этом своей жене. Но когда эта сука все узнала, она потребовала от Федьки, чтобы он не имел со мной ничего общего. Наверное, эта коза держала в страхе моего братца, потому что после этого он перестал мне звонить. Мне было очень обидно, потому что мы всегда крепко дружили с братом.
Я рассказала ему, что стала проституткой. Естественно, он был категорически против, но мы все равно оставались друзьями, и я могла положиться на него в трудную минуту. Пока не вмешалась его подлая жена, приказав ему прекратить общаться со мной. Так что меня сильно удивило, что он пришел сюда и смотрел, как я танцую на сцене. Я как-то позвонила ему на работу и сказала, что я бросила проституцию и теперь просто танцевала в стриптизе. Он был рад узнать об этом. Я сказала ему, что он может в любое время прийти в клуб, но я никогда не думала, что он в самом деле появится. И вот он был тут. Закончив танцевать я вышла в зал, чтобы поговорить с ним. Он сказал мне, что приехал в Москву в командировку и снял номер в гостинице недалеко отсюда.
Он сказал, что уже все свои задания по работе выполнил и решил повидаться со мной, прежде чем отправиться в гостиницу спать. Мне предстояло еще один раз выступить, поэтому я предложила прийти к нему в гостиницу, после того как я закончу работу. Я знала, что у Маргариты случится приступ, если она узнает, что Федя приходил повидать меня в клуб, не говоря уже о том, что я пришла пообщаться с ним в его номер. Но он улыбнулся мне своей милой, родной улыбкой и сказал, что будет с нетерпением меня ждать в гостинице. Когда я вошла к нему в номер, он выглядел как тот Федька, которого я всегда знала и любила.
Он снял свой деловой костюм и одел джинсы и облегающую футболку. У Федора всегда были мощные мускулы, и я видела, что он и сейчас был в форме. Когда я еще ходила в школу, все мои одноклассницы сходили с ума по нему. С таким лицом и телом, кто устоит? Я и сама была к нему неравнодушна. И почувствовав, как у меня защемило сердце при виде него, я поняла, что девичья влюбленность все еще не прошла. Он налил мне выпить и мы поговорили о том, о сем, делясь своими новостями.
- Боже, ведь Маргарита свихнется, если узнает, что я была тут у тебя, правда? - сказала я. На его лице появилась кислая мина.
- Сказать по правде, меня уже больше не интересует, что эта сука может подумать, - холодно сказал он. - Похоже, узы брака оказалась под угрозой, - сказала я, зная, что мой голос выдает мои надежды. - Похоже, этих уз больше нет.
Блин, вот уже больше года, как мы перестали трахаться, - признался он. - Хотя и в лучшие времена нас нельзя было назвать страстно любящей парой. Я предвидела это.
Я знала, что Федька женился на Маргарите не по любви, и даже не из-за увлечения. Ее отец занимал важный пост, и он женился только по этой причине. Я всегда это знала, и Федька однажды сам мне в этом признался, сказав, что не я одна торговала собой в нашей семье. Он сам чувствовал себя проституткой, женившись на этой властной сучке.
- Давай забудем на время о Маргарите, ладно? - сказала я, передавая брату его стакан. Мой брат был меланхоликом, и я не хотела, чтобы у него испортилось настроение из-за того, что я начала говорить о его жене и его провалившейся семейной жизни. Поэтому я решила поменять тему разговора.
- Так что ты думаешь, братишка? Тебе понравилось, как я там выступала? - спросила я. - Как я танцевала? Он мило улыбнулся.
- А ты сама как думаешь? - спросил он. - Я думаю, что у меня неплохо получилось, - сказала я. - Ты была прелестна, Вера, ты выглядела так аппетитно, танцуя на сцене, что у меня встал член. А ведь я твой родной брат, черт возьми, - сказал он мне прямо в глаза. Мог ли он догадаться, насколько я была возбуждена, услышав от него эти слова? - Похоже, твой член не часто имеет возможность вставать в домашней обстановке, - поддразнила я его. - Истинная правда, - грустно произнес он.
Я ведь сказала себе, что не буду говорить о его жене, и вот я опять начинала все сначала. Мне было жалко его и в то же самое время я почувствовала странное возбуждение. Я знала, что он мой брат, а с родственниками надо держать свои сексуальные позывы под контролем, но все это было сильнее меня. Мы с ним находились оба в гостинице, недалеко от центра Москвы. Всего час назад он видел, как я трясу своими сиськами при нем и всем остальном честном народе. Я знала, что это возбудило его не меньше, чем это возбудило меня. Более того, когда я увидела его в зале, у меня появилось чувство, что я танцую исключительно для него. И я знала, что мое выступление стало еще сексуальнее из-за этого, если судить по свистам и выкрикам из зала.
- Ты знаешь, Федя, нам менеджер не разрешает все снимать, то есть полностью раздеваться в клубе, - сказала я, глядя ему прямо в глаза. - Но сейчас, когда мы здесь только вдвоем, я могу для тебя полностью раздеться. Мне не надо будет подчиняться чьим-то указаниям. Было ясно как божий день, что я стараюсь его соблазнить, и он посмотрел на меня глазами, в которых неожиданно вспыхнуло желание. Я тут же поняла, что мы оба только что пересекли невидимую границу.
- Так тебе хочется этого? - проворковала я. - Хочется, чтобы я все тебе показала сейчас?
- Очень хочется, Вера, - глухо ответил он.
- Тогда может включишь радио и найдешь классную музыку? - предложила я. Он нашел волну, по которой крутили старые медляки.
Мне не просто хотелось интима с моим братом. Мне хотелось быть развратной и грязной с ним. До меня дошли слухи, что он поделился как-то со своим другом, что ему было приятно иметь сестру, которая дает клиентам или снимает одежду в стриптиз клубах. Он признался, что у него даже вставал член, когда он представлял меня в роли проститутки или стриптизёрши. Он понимал, что это было странно. В качестве брата, он должен был быть возмущен этим, и должен был меня защищать. Но он сказал своему приятелю, что просто не мог избавиться от образа своей сестры, принимающей клиента. Это было сильнее его, говорил он. Поэтому я решила сыграть для него именно в таком образе и может быть увидеть его вставший член!
- Я хочу показать все тебе, как настоящая проститутка, Федя. Я хочу возбудить тебя! - сказала я, похотливо снимая с себя одежду, продлевая паузы, пока я не осталась в одних трусиках, имеющих только шнурок сзади. Я встала прямо над ним, сексуально раскачиваясь. Затем я нахально наклонилась и буквально провела по его лицу своими сиськами, погладив его по щекам своими большими, отвердевшими сосками.Он закрыл глаза на секунду и вздохнул. Взглянув на его брюки ниже пояса, я увидела, что там образовался выпирающий бугор. Тогда я пропустила свои пальцы под резинку трусиков.
- Ты хочешь, чтобы я их тоже сняла, Федя? - проворковала я. - Да! - прошептал он, почти задохнувшись. - Ты хочешь увидеть мою мохнатку, мохнатый пирожок твоей сестры-проститутки? - спросила я, глядя в его большие карие глаза. - Да, да, Вера! - он с трудом сглотнул. Я потянула трусики вниз с невыносимой медлительностью и повернулась вокруг, едва только показался мой лобок, стаскивая шнурок сзади поверх моих гладких, упругих булок, всего в нескольких сантиметрах от лица брата. - Надеюсь, что тебе также нравится моя попа, братишка, - поддразнила я его, стягивая резинку трусов с моих крепких ягодиц. - Мне всегда нравилась твоя круглая попка, Вера, - сказал он, тихонько засмеявшись.
И я тоже засмеялась, чувствуя как между мной и братом устанавливается тесный контакт. Наконец, трусики упали на пол, и я повернулась обратно, совсем голая, демонстрируя брату свою киску. Его глаза вперились в узкую щель, окруженную мягкими колечками подстриженных волос. Мне нужно было их подстригать, чтобы они не были видны из под узеньких трусов танцовщицы. Я опустила руки и раздвинула половые губы в стороны, чтобы ему было лучше видно. У него отвисла челюсть, когда он уставился в мою половую щель, а его руки придвинулись к ширинке и потрогали бугор под ней. Не уверена, что он контролировал свои движения в тот момент, настолько он был загипнотизирован видом моей наготы.
- Эй, дай мне тоже посмотреть, что у тебя есть, сказала я, указывая на вспухшую ширинку его джинсов. Я протянула руку и расстегнула ему молнию, обнажив толстый бугор под облегающими белыми трусами. И тут я неожиданно запустила руку в прорезь этих трусов и ухватилась за что-то очень толстое и очень твердое. - Ух ты! - я выпучила глаза. - Значит, это правда. Значит, Соня не привирала. Соня была моей подругой в институте, и как-то раз, когда ко мне приехал брат, у них был скоротечный роман. Естественно, когда он уехал, я начала ее обо всем расспрашивать. И она мне сказала, что мой брат был потрясающим любовником, и что у него был самый большой, самый толстый и самый твердый член, который она когда-либо видела, сосала или принимала. 
Я тогда подумала, что она привирает, чтобы не обидеть меня. Соня была склонна преувеличивать. Но сейчас я увидела, что она была совершенно права. - Блин, ты только глянь! - сказала я, вытягивая его наружу, так что он встал торчком, как столб. Федькины глаза были наполовину прикрыты от наслаждения, когда я начала медленно водить кулак вверх и вниз по туго натянувшейся коже его твердой дубины. Мой брат сидел на краю гостиничной кровати, а я стояла и извивалась перед ним. Тогда я опустилась на колени у края кровати и мой рот оказался в нескольких сантиметрах от пениса Федора. Я открыла рот, готовая заглотить член моего брата своими губами, когда он вдруг остановил меня.
- Я не знаю, Варя. Не знаю, стоит ли это делать. Все это становится как-то странно, - сказал он с обеспокоенным выражением на лице. Но его болт не потерял ни на секунду свою каменную твердость! Я была уже вся в течке и даже мысли не могла допустить, что мы сейчас все бросим. - Ведь ты моя... моя сестра, - пробормотал он, хотя я ни на минуту не прекращала гладить его член. Член, который, похоже, собирался стать еще тверже, если это и было вообще возможно. - Тогда не думай обо мне как о сестре. Думай обо мне как о проститутке, которая пришла в твой гостиничный номер! Как о проститутке, которая удовлетворит тебя намного лучше, чем могла или сможет твоя жена, - сказала я. Он улыбнулся.
- Если бы ты была проституткой, тогда мне бы пришлось тебе заплатить, правда? - сказал он. - Заплати! - нагло заявила я, неожиданно почувствовав прилив возбуждения от этого неожиданного поворота событий. - Вот твой кошелек. Его кошелек лежал на тумбочке возле кровати, и я сумела дотянуться до него, не сходя с места. - Сколько я тебе должен заплатить? - спросил он, приятно улыбаясь. - Столько, сколько я в твоих глазах стою, - сказала я, продолжая поглаживать его член, чтобы он, не дай бог, не пошел на попятную. Он вытряхнул из бумажника все деньги и вручил их мне. Конечно, мне не были нужны деньги брата. Все это было лишь частью игры.
Так уж вышло, что его сестра была проституткой, пусть и бывшей, и теперь Федя платил за ее услуги. Я убрала деньги и вновь приблизила свое лицо к его члену, который я крепко сжимала в кулаке. - Блин, Федя, у тебя такой большой член, ты знаешь, - сказала я. - Как могла твоя двинутая жена не оценить по достоинству такой замечательный инструмент? Я почувствовала, как меня охватывает гордость за моего брата, за его большущий член. - Она его просто ненавидит, - сказал он с легкой грустью в голосе. - Она говорит, что он напоминает урода своими размерами. - Вот какой член ей бы подошел, - сказала я, выставляя мизинец, и мы оба рассмеялись. - А он у тебя еще такой твердый, - сказала я. Мне всегда нравились мужики, у которых стояк был, как из стали, и торчал прямо вверх, как у моего брата. - Ну как, приятно, Федя? Приятно, когда я тебя глажу? Когда проститутка гладит твой большой похотливый член? - проворковала я, с наслаждением обводя пальцами контуры его эрегированного пениса. - Еще как приятно, Варя, - прохрипел он. Тогда я наклонилась вперед и поцеловала его в губы, раздвинула их языком и встретила его мокрый, теплый язык. - Я обычно не целую своих клиентов в рот, но так как ты мой брат... - поддразнила я его, и мы начали сосаться с такой страстью, что оба ошалели. - Прикинь, если бы тебя увидела сейчас жена, - сказала я. - К черту! Пусть смотрит! - сказал он, внезапно рассердившись. Перед тем как продолжить, мне нужно было кое-что сделать. Я была совершенно голая, но мой брат был все еще полностью одет, с огромным членом торчащим у него из ширинки. Футболка, джинсы, носки, трусы - все это еще было на нем. Поэтому я начала раздевать его, наслаждаясь видом его тренированного тела без единой лишней складки жира, тела, которое скорее подошло бы двадцатилетнему парню, играющему в институтском спортзале в волейбол. - Ой, как я тебя хочу, братишка! - прошептала я и вновь к нему прильнула в страстном поцелуе, обхватив пальцами его член. Я раздвинула ноги, чтобы он смог потрогать мою киску. Его большие пальцы ласкали меня так приятно, когда он ввел их в мое скользкое, жаркое влагалище. Мои губы скользнули к его шее и еще ниже, к груди, где я начала посасывать его твердые маленькие соски, затем медленно водить языком по его плоскому животу, пока мои губы не защекотали кучерявые волосы на его лобке. - М-м-м, - застонал он, предчувствуя куда направляются мои губы. К сожалению, мне пришлось поменять позу, и его руки уже не могли играть с моей киской, когда я вновь опустила лицо прямо к его члену. Несколько секунд я просто смотрела на него, продолжая держать его в руке. Потом я начала целовать его член, сперва очень осторожно, затем с нарастающей страстью. - Ох, Федька, я обожаю целовать твой член, - сказала я. - Сейчас я буду вылизывать его и сосать. Я буду твоей сестрой-хуесоской, твоей сестрой-блядью! Скоро я начала его заглатывать по самые яйца, задерживаясь на гладкой головке, легонько покручивая ствол в ладони. 
Он начал стонать и блеять, толкать в затылок мою голову, чтобы я приняла в свой рот и глотку как можно больше его члена.
Соси мой хуй, соси!, - похотливо сипел он.
- Ты хочешь сказать, соси мой хуй, блядь! - сказала я поднимая на него свои развратные глаза.
- Да, соси хуй, блядь! - повторил он, начиная всерьез ебать меня в рот.
- Мне не сосали член уже больше года. Когда я это услышала, я решила отсосать своему брату так, чтобы он на всю жизнь запомнил.
- Тогда дай я тебе отсосу! - воскликнула я и опустила кольцо своих мягких губ до самого основания члена, показывая ему на деле, почему все мужики считают меня лучшей вафлисткой в городе. Я расточала свои оральные ласки на каждом сантиметре его набухшего члена. Затем я подумала, что надо бы тормознуть. У меня были гораздо лучшие планы в отношении члена моего брата, чем просто кормиться им. И мне очень не хотелось, чтобы преждевременно произошло окончание в рот. - Теперь моя очередь, - сказала я, плюхаясь на кровать и широко раздвигая ноги. Он начал облизывать губы, уставившись на мою мохнатку. Я была гордой обладательницей очень красивой, гармонично развитой киски, и я обожала показывать ее сейчас своему брату, который облизывал губы в предвкушении пиршества.
Мой брат, явно изголодавшийся по подобным угощениям, не терял даром времени и быстро пригнул лицо между моих раздвинутых ног. С самых первых прикосновений языка к моему клитору я поняла, что мой брат свободно владел лингвистическим органом. Всех мужчин можно разделить на два лагеря. На тех кто умеет воздать дань оральным ласкам женской щели, как мой брат, и на тех, кто ни на что в этой жизни не способен.
- Блин! Ты самый настоящий мастер, Федька. Ты здорово владеешь своим языком, - сказала я, и это не было пустым комплиментом. - Неужели твоя жена не сумела оценить твой уровень в этом деле? - Она бы и не смогла, - сказал он. - У нее, кажется, все умерло между ног. И потом ее щель выглядит так, будто ее вырубил пьяный плотник тупым долотом. Не то что твоя, сестричка, - просто загляденье. Твоя щелка выглядит так, будто ее сработал настоящий художник. Мой брат поднял взгляд на меня, чтобы увидеть эффект, произведенный его экстравагантными комплиментами. - И у тебя к тому же такой сладкий запах и вкус, - добавил он. - У буду для тебя нектаром и амброзией, братишка, - сказала я, немного нажимая ему на затылок, прижимая его голову к моей разгоряченной, возбужденной плоти.
Я закрыла глаза и отдалась наслаждению, которое щедро дарил мне мой брат посредством умелого куннилингуса. Единственное, о чем я жалела в тот момент, это о том, что Федя и я ждали столько лет, чтобы удовлетворить страсть, тлевшую в нас уже так давно. Я бы позволила ему полировать себя всю ночь, но у меня имелись другие планы. - Знаешь чего я хочу сейчас, Федя? Ведь знаешь, наверняка, - промурлыкала я.- Я хочу, чтобы ты трахнул меня! Давай, загони мне в киску свой член до самого конца, в щель твоей младшей сестры! В пизду бляди! Я хочу, я должна чувствовать тебя внутри. Он подвинул свое туловище к моим раздвинутым ногам и начал вставлять головку в мою скользкую щель. Изгибаясь всем телом в предвкушении его первого толчка, я вдруг почувствовала его, я почувствовала, как мой брат входит в меня! Медленно, с уверенностью опытного мужчины, он ввел свой толстый член до самого упора в мою киску. В киску его собственной сестры!
- Глубже, глубже! - замычала я, когда он начал двигать свой член внутри меня сильными, размеренными толчками. Он погружал свой елдак по самые яйца, и мое тело начало биться в конвульсиях экстаза, я вонзала ногти ему в спину, погружаясь все глубже в запретное наслаждение нашей любви и прижимая к себе что было сил его мощное тело. - Ой, Феденька! Ты такой хороший. Как я раньше не знала, что ты так умеешь трахаться! - воскликнула я. Вообще-то, неудивительно, что мой брат оказался таким способным любовником.
Под прикрытием его стеснительности всегда ощущалась уверенная мужская потенция. Я подмахивала своим тазом навстречу его движениям, страстно сосала его губы и сжимала вагинальными мускулами его член, желая чтобы каждый сантиметр его тела слился с каждым сантиметром моего. - Слышь, Федя, ведь я же проститутка, ты знаешь, так что дай мне поработать, доказать, что ты не зря мне заплатил, - сказала я и толкнула его, чтобы он лег на спину. Затем я оседлала его и взяла в руку его скользкий член, чтобы направить его опять в теплый, уютный тоннель, где он и стал таким скользким.! - Давай, братишка, позволь мне поработать, - сказала я, начиная скакать на нем вверх и вниз, принимая в себя всю его длину, пронизывающую меня до самой матки.
Я вложила в этот галоп всю свою выучку - в конце концов, я была экспертом в области траханья - медленно вращая бедрами из стороны в сторону, массируя его член натренированными мышцами внутри моей щели. Хотя я уже и не обслуживала больше клиентов, я была в полной форме сейчас. Поэтому сейчас я трахала своего брата, как проститутка, которая не только знает свое дело, но и вкладывает в него всю свою душу и старается оказать ему интим услуги как можно лучше!Не переставая скользить по его напряженному члену вверх и вниз, я наклонилась, чтобы погладить сиськами по его лицу. Он высунул язык, пытаясь полизать и пососать мои соски. Обожаю, когда мне сосут соски одновременно с трахом, особенно если это делает мужик, который мне симпатичен. С большинством клиентом мне было противно, когда они обслюнявливали всю мою грудь и трахали меня при этом. Фу! Но только не с моим классным братом.
Он мог себе покусывать и сосать мои соски до отвала, пока он делал мне внутренний массаж своим толстым и скользким инструментом. Но было еще одно место, которое я любила, чтоб мне ласкали. Особенно, если меня брал симпатичный мне мужик. В этой связи я взяла руку Федьки в свою собственную и положила ее между моими булками, прямо на мягкую щель. - Не хочешь немного поиграть с моим анусом, Федя? Мне иногда это очень нравится, когда я сверху на мужике, как сейчас с тобой. Тебе понравится, эта дырочка такая тесная, теплая, упругая. Но сперва я подняла его руку к своему рту и облизала его пальцы, чтобы они стали влажными. Затем я опустила его руку к своему ущелью и не отпускала его запястье до тех пор, пока он не ввинтил палец мне в попу.
- У-у-у, как приятно! - простонала я. Он засмеялся, глядя прямо мне в глаза. - Ты и в самом деле ненасытная маленькая проститутка, да сестренка? - сказал он. - Только потому что я попросила тебя поиграть с моей попкой? Послушай, Федя, проститутки не единственные, кто позволяет мужикам играть с их задницей, хотя откуда тебе знать? Ты ведь женат на этой фригидной суке. - Забудь о ней, - сказал он, нахмурившись. Чувствовать его палец в моей попе, пока я продолжала скакать на нем, наверное было той самой последней каплей. И сейчас я уже начала чувствовать, как по моему телу проходят предоргазмовые волны, заставляя вибрировать все нервы моего тела. И затем вдруг, я ощутила, как раскаленная лава поднимается из самых недр и приближает наступление неукротимого вулканического оргазма.
- Ты что, Варя? - спросил Федор, увидев как я закатываю глаза, перестав вытирать пот, струившийся по моему лбу. В прошлом у меня бывали такие сильные оргазмы, что мужики пугались, думая, что у меня приступ и надо звать скорую. - А-а-а, - застонала я, прижимаясь еще ближе к своему брату, пытаясь сдержать неконтролируемые толчки моего тела, с ощущением, что меня поглощает огромная, раскаленная лавина. И тут, как в тумане я услышала его стон и почувствовала, как он выгнул подо мной спину. В мою трепещущую, пульсирующую киску хлынули сладкие соки наслаждения моего брата! Я упала на него, чтобы перевести дыхание. Затем я посмотрела в глаза моего брата и нежно поцеловала его в губы.
- Это было так чудесно! У меня не было такого сильного оргазма уже так давно, Федя. Твой член доставил мне такое наслаждение, братишка, ты просто отправил меня на небеса! - Я тоже забалдел, сестренка, - сказал он. - Я сам никогда такого не испытывал. - Видишь, я умелая девка. Я знаю, что надо делать, - пошутила я. - Ты добрая, сестра, - тихо сказал он и опять поцеловал меня. Мы лежали в объятиях друг друга и целовались, оба слегка изумленные тем, что, будучи братом и сестрой, мы только что вступили в страстную половую связь. Это необычное чувство было еще сильнее из-за того, что Федя не просто оттрахал свою сестру, но сестру - проститутку, меня! Осознание этого факта, как я догадывалась, неимоверно возбуждало нас обоих
- Ты можешь остаться на ночь, если хочешь, - сказал Федя, так никто из нас так и не потянулся за своей одеждой. - Я так и собиралась поступить, - сказала я, прижимаясь к нему плотнее. Мы еще немного выпили и перекусили, а потом я предложила вместе принять душ. - Мы оба здорово вспотели, - сказала я, и потом мы оба забрались в ванну и включили воду. Мы принимали душ долго и с наслаждением. Федя захотел намылить меня, особенно между ног, а я, в свою очередь намылила его, задержавшись на толстой колбасе его члена и яиц. Мы смыли с себя пену и вышли из ванны чтобы вытереть друг друга насухо. Когда я вытирала его член, я заметила, что он опять становится мясистее и тверже. - Я вижу еще есть порох в пороховницах, - сказала я сжимая в руке его член. - Хочешь засадить еще разок? - М-м-м, - промычал он, лапая мои груди в ответ на мои ласки.
- Дай мне сначала вытереть тебя до конца, - сказала я, разворачивая его и начиная водить полотенцем по его роскошным ягодицам. Вдруг я почувствовала похоть при виде этих тугих, мускулистых ягодиц! Тогда я толкнула его на постель и начала целовать его попу и проводить языком по гладкой коже его задних булок. - Вот одно из моих любимых проститутских развлечений, - сказала я, раздвигая в стороны его булки. - Твоя жена точно такого не делает! Я пару секунд разглядывала его сморщенную дырку, а затем приблизила к ней свой высунутый язык и начала чистить его кратер. - Если хочешь знать, я всегда брала сверху за любой анальный секс, но для тебя, братан, это не будет ничего стоить, - шутливо сказала я.
- Блин, как классно, я не занимался анальным сексом с той поры, как женился. Маргарита всегда думала, что любые ласки заднего прохода - это чистое извращение. - Извращение - это ее тупые мозги, - презрительно фыркнула я. Вот как! Мой брат оказывается уже давно испытывает голод в анальном секторе. Что ж, я это дело исправлю, я утолю его голод на год вперед! Когда я обслуживала клиентов, анальный секс всегда был моей специализацией. И не только из-за денег, но из-за того, что я всегда дико возбуждалась от любви в заднем варианте. Итак, я продолжила вылизывать его срамную дырку, проталкивая свой язык в его сфинктер, чтобы он не подумал, что ограничусь поверхностной уборкой. Затем, без предупреждения, я упала на кровать пузом вниз и выпятила свою задницу вверх и наружу.
- А сейчас ты меня, Федя, - промурлыкала я. - Сейчас ты мне вылижи попу, ладно? Ему явно были не нужны дальнейшие уговоры и он буквально набросился на мою анальную ложбину, вылизывая ее с такой энергией, которую я до сих пор наблюдала только у женщин, делающих мне тоже самое, но не у мужчин. У меня было несколько клиенток - лесбиянок, и если бы вы только видели, как они пускали слюнки по моему анусу! Точно так, как это сейчас делал Федя. - Всунь туда палец, братишка, - попросила я его. У моего брата большие руки и большие пальцы, и теперь он ввел один из своих больших пальцев мне в попу до самого конца, пока я толкала зад ему навстречу. Я протянула руку назад, чтобы найти его член, и когда я его нащупала, я увидела, что он стал таким же твердым, как и в первый раз.
- Не желаешь трахнуть мою продажную попу этой своей громадной штукой? - спросила я, выгибая шею, чтобы увидеть его лицо. Его глаза загорелись от похоти, когда он это услышал. - Ты не шутишь, сестрица? - возбужденно переспросил он. - Ты мне разрешаешь воткнуть это тебе в попу? - Я тебе разрешу это воткнуть, только при условии, что ты пообещаешь хорошенько меня отодрать в попу, - сказала я. - Обещаю, еще как обещаю, - хрипло сказал он. - Можешь на меня положиться. - У тебя очень большой член, братишка, поэтому ты должен сперва хорошо меня смазать. Я тоже хочу испытать удовольствие от твоего члена глубоко в моей тесной попке. Я видела перед этим баночку с кремом на полочке в ванной. Иногда приходилось пользоваться кремом после бритья, если я забывала положить в сумочку баночку с вазелином.
Когда анальный секс является твоей специализацией, необходимо приходить к клиенту во всеоружии. Я пошла за кремом. Я начала эту эскападу со стриптиза перед родным братом, и сейчас я хотела показать ему еще один маленький бесстыдный спектакль. И вот я выдавила немного крема на кончики пальцев и, повернувшись к нему задом, чтобы все было хорошо видно, я шлепком наложила крем на свою дырку и начала тщательно размазывать его по сфинктеру. Мой брат уже слегка раздвинул мой анус своими большими, грубыми пальцами, и сейчас я занималась подготовкой к тому, чтобы он действительно расширил мое анальное отверстие.- Вот так ему будет легче войти, - проворковала я, глядя как он медленно дрочит свой напряженный член.
Я опять опустилась на четвереньки, и Федя встал на колени сзади меня. Протянув назад руку, я взяла его член и направила его на мой размягченный после крема анус. Я чувствовала, как он хочет немедленно вогнать его по самые яйца, чтобы очутиться в моей теплой, узкой кишке. Но я сперва подразнила его, поводя головкой по ложбине и сфинктеру, заставив его дышать, как носорога после пробежки. Наконец я подалась назад задницей и почувствовала, как его головка вошла в мой анальный проход. Меня охватило странное возбуждение, когда я ощутила, как мой брат медленно вводит свой пенис глубоко в мою прямую кишку. Я подумала - как же наверное, несчастливы те проститутки, которые не кончают на работе! Меня сводила с ума мысль, что мой брат брал меня в попу, и при этом я давала ему, как блядь, которой он действительно заплатил!
Я ведь уже говорила, что заниматься любовью за деньги всегда было моей любимой фантазией. Именно поэтому я и стала проституткой. Но я никогда не думала, что я стану проституткой, занимающейся анальным сексом со своим собственным братом! - Ты весь в моей попе, Федя. В моей попе! - прошептала я. - Как, тебе приятно? Я знала, что ему приятно, потому что я классно умею доить мужской член своими кольцевыми мускулами в анусе. Это один из секретов профессии. - Нравится трахать свою сестру в ее узкую кишку? - проворковала я, толкая задницу навстречу его члену, насаживая себя на него, как на вертел. - Да! Такая тесная попка! - прохрипел он, положив руки мне на бедра и погружая весь свой ствол до самой глубины равномерными, скользящими толчками.

19.10.2017

Прирожденные проститутки и совращаемые в проституцию

Исследования Мартино показали, что девушка, делающаяся проституткой, обыкновенно бывает развращена мужчиной ее же общества и положения и что «богатые платят уже за сорванные букеты». При этом лишение невинности обыкновенно имеет место в раннем возрасте.
Так, у Мартино, на 607 проституток дефлорация имела место от 5—20 лет в 487 случаях и лишь 120 — по наступлении 20-летнего возраста.
Заметим при этом, что Мартино не разделял истинных, прирожденных проституток от случайных.
Если же взять исключительно привычных проституток, то возраст их падения станет еще более ранним.
Тот же факт повторяется и у нас, и всюду, и доказывает лишь, что порочно предрасположенная девушка, к какому бы классу об­щества ни принадлежала, всегда, как только ее половая жизнь вступает в свои права, находит возможным пасть и затем уж более или менее постепенно перейти в состав деятельной проституции.
Если условия жизни данной местности препятствуют обращению к проституции, как это, например, бывает в отдаленных деревнях или маленьких городках, то девушка непременно стремится в большой центр: во Франции – в Париж, у нас – в Петербург, Москву, Ригу, Нижний Новгород.
В простом классе такой переход от семейной жизни к городской проституционной совершается с поразительной быстротой.
Девушка, почти всегда уже дефлорированная, занимавшаяся исключительно сельскими работами, ничего не видевшая, кроме своего села, является в город, обыкновенно нанимается «одной прислугой» в семейство или к одинокому, и через несколько месяцев уже переходит к хозяйке в притон или публичный дом.
Говорят, что в проституцию гонит бедную девушку безысходная нужда и неимение других средств для поддержки семейства. Это далеко не верно.
Спросите у любой из содержательниц публичного дома, часто ли просят их проститутки послать денег родным или даже соб­ственным детям, оставленным в деревне или отданным на вос­питание. Почти никогда. И так всюду, как во Франции, так и у нас.
Спросите, напротив, чего требуют тысячи работниц, направ­ляющиеся ежегодно не в города, а в степи юга для заработков. «Прежде всего,— говорят они нанимателям,— пошлите денег до­мой, в семьи, а мы вам отработаем». И безустанно работают они тяжелую, полевую работу 4—5 месяцев, ни копейки не тратя на себя, припасая весь заработок для дома. Вот наглядная разница.
Ошибочно думают также, что город с его жизнью исключительно играет роль развратителя того многочисленного прошлого женского населения, которое стекается в него из сел и деревень. Нет! Известная часть сельских девушек, порочно предрасположенных, дефлорированных уже на родине, является в большие города и представляет готовый материал для пополнения проституционного класса: «Я не могу работать тяжелую работу, не хочу быть служанкой, не хочу вернуться домой в деревню» - вот что говорят подобные девушки, требуя добровольно в врачебно – полицейском комитете внесения их в список проституток!
В средних и высших классах общества влияние семьи, окру­жающей среды, воспитания и умственного развития затемняют, нарушают и нередко совершенно нарушают подобный ход событий.
Форма проституции здесь обыкновенно бывает тайная. Как исключение, можно наблюдать женщину, вышедшую из среднего класса, в числе регламентированных проституток публичных домов.
Общественное положение и развитие обыкновенно дают подобной женщине возможность проявить свои порочные наклонности в иной форме, чем явная проституция вообще или в особенности пребывание в публичных домах.
И в девушке среднего класса прирожденная порочность выражается рано.
Крайняя лживость, притупленное чувство стыда, отвращение от занятий при ослабленном восприятии всех вообще этических понятий составляют основные черты нравственного облика прирожденно-порочных детей.
Все это резко и рано выражается и в данном случае.
Затем, ненормально раннее или крайне запоздавшее наступ­ление половой зрелости, с усиленным или подавленным половым чувством; крайняя порывистость желаний и стремлений при яв­лениях раздражительной слабости или апатическое отношение ко всему окружающему, при болезненно-развитом себялюбии... и два главнейших типа, из которых вырабатывается прирожденная про­ститутка, будут, при благоприятных обстоятельствах, постепенно выясняться все ярче и ярче.
Одна, более развитая умственно, нередко с природным час­тичным дарованием, лживая, бесстыдная, капризная, своевольная, болезненно кокетливая, влюбляющаяся с раннего детства и по­стоянно занятая тем внешним впечатлением, которое она произ­водит на мужчин.
Другая, умственно ограниченная, беспечная, себялюбивая и завистливая, равнодушно относящаяся к самому половому акту, но любящая всякого рода ухаживания.
Вот два типа порочно развитых, прирожденных, так сказать, проституток, резче обрисовывающихся в интеллигентном классе.
По поводу умственного развития женщин нельзя не обратить внимания на ложный вывод, который позволяют себе делать лица, совершенно незнакомые с основными законами развития проституции.
Образование, говорят они, развращает женщин, подготавливает из них материал для проституции.
В сущности, материал для проституции и прирожденной по­рочности всех родов прежде всего приготовляют порочные, бес­печные и, главным образом, невежественные родители.
Из этого материала, в силу прирожденной порочности, всего менее может явиться желающих приобрести основательное научное образование, требующее совершенно противоположных качеств.
Усидчивый труд, разумное, настойчивое преследование одной цели требуют развитую волю и напряженную энергию, которые, главным образом, отсутствуют у прирожденно порочных личностей.
Научное развитие, напротив, составляет самое лучшее средство для укрепления воли, расширения умственного кругозора и раз­вития этики, идущих в разрез с понятиями о проституции.
Эту истину осознал уже Овидий, говоря, что «разврат сопровождает ленность и бежит людей занятых».
Таким образом, настоящая проститутка родится порочно рас­положенной и, смотря по условиям жизни общества, воспитанию, среде, и т.п., проявляет свои наклонности ранее или позднее, резче или мягче, или даже не проявляет их вовсе, тем не менее всегда сохраняя крайнюю восприимчивость стать порочной.
Путем соответственного воспитания и методического совращения, конечно, можно из нормально одаренной девушки сделать проститутку. Но подобно тому, как прирожденно порочная девушка, при малейшем давлении в известном направлении, станет заправской проституткой, точно так же, совращенная воспитанием или примером,  женщина при малейшей возможности будет всячески стараться оставить неподходящее, тягостное для нее ремесло, будет постоянно стремиться выйти из состава проституции. И раз ей это удастся, она употребит все силы, чтобы не попасть вновь в омут ненавистного ей продажного разврата.
Вот почему из публичных домов попадаются иногда проститутки, делающиеся примерными женами, становящиеся в половом отношении более строгими, чем самые добродетельные женщины.
Протест будет еще энергичнее, если под напором несчастно сложившихся обстоятельств, путем обмана или насилия, нормально одаренная женщина, без предварительной подготовки, сразу будет поставлена в условия жизни привычной проститутки. Этим объясняются те исключительные случаи самоубийств в публичных домах, поджогов заведений, попыток к бегству и т.п.
И рядом с этими редкими исключениями ежедневно повторяются другого рода факты.
Проститутку выкупают из публичного дома, дают ей богатое содержание и при полной свободе действий требуют только одного – половой верности, сожительства с одним человеком, который ей физически не противен.
Проживет проститутка на свободе месяц, два, и вернется сама добровольно в публичный дом.
И это повторяется всюду, как в Париже, Женеве, так и в Петербурге, Москве, Риге.
Точно то же имеет место и относительно физического развития этого типа. Многие из проституток производят в общем впечатление миловидных, даже красивых женщин. Но при более вни­мательном разборе такой красивой, на первый взгляд, женщины, обыкновенно у нее оказывается множество физических недостат­ков. И лицевая часть развита в ущерб лобной, и ухо неправильно сформировано, небо седлообразно, и т. п. Подвергните ее еще более точному исследованию, и неправильности физического раз­вития большей частью окажутся еще значительнее: передне - задний размер черепа, а также и большой поперечный сравнительно малы; окружность головы тоже уменьшена; весь череп неправильно сфор­мирован.
Словом, совокупность всех найденных признаков несомненно укажет, в большинстве случаев, что данный субъект принадлежит к типу недоразвитых или вырождающихся.
Конечно, описывая подобный тип, никто не станет останавли­ваться на тех органах, которые развиты правильно, а будет главным образом указывать на недостатки развития, характеризующие опи­сываемый тип.
Существенный недостаток большинства характеристик занима­ющего нас порочного отклонения именно заключается в том, что нравственные недостатки описываются вперемежку с нормальны­ми проявлениями духовной жизни. В результате выходит смесь качеств и недостатков, в которой пропадают характерные черты данного типа, так резко и кратко очерченного еще римским законодателем. Проститутка — это женщина, отдающая себя явно, без выбора, за деньги.
Проституция существует и поддерживается именно этим последним элементом.
Не те женщины, которые случайно или насильно будут вов­лечены в проституцию, составляют ее основу.
Нет! Порочно одаренные женщины — вот ее основа и, вместе, неиссякаемый источник, из которого она постоянно черпает силы.
Именно этих женщин, и никаких других, надо иметь в виду, когда говорят о проститутках как определившемся элементе социального слоя.
Никакие другие женщины и не должны входить в состав проституции, кроме тех, которые добровольно избирают себе этот путь в силу своих порочных особенностей.

19.10.2017

Торгующие телом

Доктор П. Обозненко дает следующую подробную таблицу 5 189 зарегистрированных им проституток ( весь личный состав поднадзорной проституции Петербурга за 1891, 1892 и 1893 г.г.)

Крестьянок
47,6%
Мещанок
30,1%
Солдаток и солдатских дочерей
7,3%
Иностранок
3,7%
Дворянок
0,8%
Купеческого звания
0,1%
Чиновниц
1,2%
Незаконных дочерей (никуда не приписанных)
1,6%
Из воспитательного дома
0,2%
Финляндок
2,3%
Духовного звания
0,2%
Потомственных гражданок
0,4%
Неизвестного звания
2,5%

У д-ра А. Федорова, который пользовался материалом с 1868 г. по 1899 год, приведены следующие абсолютные цифры:

Крестьянок
1 231
Мещанок
883
Солдатские жены и дочери
316
Из воспитательного дома
22
Финляндок
165
Иностранок
115
Купеческого звания
5
Всех привил. сословий
72
 
Вывод, следовательно, получается один и тот же. Материальные невзгоды влекут, главным образом, низшие классы к проституции. Подчеркиваю «материальные невзгоды», потому что, по моему искреннему убеждению, то, что говорят о подъеме нравственного уровня толпы, о духовном ее просвещении, внесет очень мало практических изменений в этом вопросе.
Этих девушек, главным образом, можно разделить на следующие категории:
1.     прислуга;
2.     ремесленницы: портнихи, белошвейки, корсетницы, цветочницы и других специальностей, кормящиеся вокруг капризов моды;
3.     фабричные работницы.
 
Если посмотреть на подробную таблицу прежних занятий зарегистрированных проституток Петербурга, то общий итог их можно подвести под 3 категории:
 
а) Прислуга:
Одной прислугой  36,5%
Прачки 7,0%
Горничные  5,0%
Кухарки   4,0%
Поденщицы  2,7%
Няньки  1,7%
Итого 56,9%
б) Мастерицы разных цехов:
Портнихи  9,0%
Белошвейки  4,0%
Чулочницы  1,6%
Башмачницы  1,3%
Шапочницы 1,1%
Галстучницы 0,7%
Корсетницы  0,7%
Модистки 0,1%
Итого 19,7%
в) Фабричные:
Бумагопрядильщицы  8,0%
Папиросницы 9,0%
Коробочницы 1,0%
Басонщицы   0,7%
Итого 18,7%
Представительницы этих трех категорий в сумме дают 95,3%. Таким образом, на все остальные профессии (продавщицы, си­делки, бонны, конторщицы и т. д.) остается всего-навсего 4,7%... С экономической теорией эти фактические данные находятся в полном соответствии, и точно так же ими разрушаются все басни о «врожденной проститутке».

17.10.2017

Проституция на рубеже веков

Прежде всего рассмотрим, каковы семейные особенности павших девушек, могли ли они в своей родной семье найти ту необходимую нравственную, а подчас материальную поддержку, которая могла бы удержать их от падения в тот момент, когда они очутились на краю пропасти, когда перед ними распахнулись двери публичного дома. Тут приходится констатировать весьма грустный факт: оказывается что отец и мать в живых были только у 18 девушек из 100, 40 имели только одного из родителей и 27 были круглые сироты – ни отца, ни матери; остальные 15 если и имели кого-либо из родителей, то во всяком случае такого, от которого нельзя было ожидать помощи: так, у некоторых из них были матери-проститутки, у других родители были сосланы в Сибирь, у третьих — горькие пьяницы, эпилеп­тики и проч.

Оставляя в стороне упомянутых 27 девушек, бывших круглыми сиротами еще с раннего детства, мы остановимся на тех, которые имели обоих родителей (18) и затем на имевших одного из родителей (40). И тут наталкиваемся на грустное явление: для подавляющего большинства девушек обеих категорий морализующее влияние семьи было чистой фикцией,— эти девушки еще детьми 8—9 лет покинули родной кров, будучи отданы частью в ученье (бурнусные, белошвейные, ткацкие, золотошвейные, зонточные и т.п. заведения), причем большинство из них по 6—7 лет служили в качестве учениц, не получая ни одной копейки жалованья, частью же были отданы в услужение тоже с 9 – 10 лет (горничные, няни и т.п.), и тоже или ничего не получали, или же если и имели небольшой заработок, не свыше 2 руб. в месяц, то и тот забирался у них кем ни будь из их родных. Если обратить внимание на то,  сколько из этих девушек до поступления их в публичные дома уже были жертвами разврата, то оказывается, что только 23 девушки перешли туда из рядов тайной проституции, все же остальное количество, т.е. большинство (77), было вытянуто из среды свежего населения и обращено в проституток исключительно благодаря сложной и широко разветвленной системе капиталистической эксплуатации разврата.

Группируя тех же девушек пред поступлением в публичные дома по степени их материальной обеспеченности, мы находим, что 73 из них находились в этот момент в крайне тяжелом положении,  потерявши прежний источник средств к жизни и не находя в течение довольно продолжительного времени нового заработка (причем многие девушки перед тем вышли из больниц, где им пришлось пролежать около полугода и, следовательно, истощить все свои сбережения). Только остальные 27 ушли в дом разврата, бросив сравнительно обеспеченную жизнь у родных или хорошо оплачиваемый труд; но и тут следует оговориться, что многие девушки этой категории сделались жертвами эксплуататоров разврата благодаря такого рода обстоятельствам, как тяжелые условия жизни у родных, преследования мачехи, желание уехать из того города, где стал известен факт их внебрачной связи с любимым человеком и т.п.

Не безынтересно остановиться еще и на том возрасте, по достижении которого девушки впервые попадают в дома терпи­мости; оказывается, что подавляющее большинство поступило в дома разврата имея 16 и 17 лет, т.е. в таком возрасте, когда сообразить все последствия своего шага они не имели возмож­ности.

Правила для содержательниц публичных домов, утвержденные  министром внутренних дел 28 июля 1861 г., параграф 54 гласит: «Женщина, находящаяся в публичном доме, если пожелает обратиться к честной жизни, может, не заплатив долга хозяйке, оставить публичный дом, но не иначе, как доказав свое желание исправиться, пробыв положенное время в общине сестер милосердия или в другом подобном учреждении». Вот этим-то узаконением и злоупотребляют хозяева публичных домов. Если девушка захочет возвратиться на родину, ей, как проститутке, за которой необходим надзор в целях общественного здравия, не дают паспорта, а дают проституционную книжку, с которой, из одного стыда, девушка, желающая оставить это позорное ремесло, не может явиться домой. Для города Москвы единственным местом, пребывание в котором считается доказательством исправления падшей девушки, а следовательно и позволяет оставить публичный дом – есть приют св. Магдалины. Кроме того, девушка может быть освобождена и в том случае, если она найдет такое лицо, которое даст поручительство пред врачебно – полицейским комитетом в том, что этот поручитель гарантирует для данной девушки своими средствами возможность ее существования без занятия проституцией; и, наконец, девушка может быть освобождена из публичного дома ее родителями. Если обратимся к действительности, то увидим, что этими средствами к освобождению могут воспользоваться только очень и очень немногие из желающих.

1.     Приют Св.Магдалины имеет только 30 мест и более этого числа принять девушек не может. Кроме того, здесь полагается 3-х летний срок пребывания, следовательно, каждая вакансия открывается не скоро.

2.     Найти себе какого-либо поручителя и этим путем освободиться из публичного дома девушка не может потому, что она завезена из другого, зачастую очень отдаленного, города, и в Москве не имеет ни родных, ни знакомых; последних она даже и приобрести почти не может, ибо ее никуда не выпускают иначе, как в сопровождении доверенного лица, да и то на самое короткое время. Искать же поручителей в среде обычных гостей публичных домов – неисполнимая надежда, которая если и осуществляется в очень редких случаях, то на условиях очень и очень низменного характера.

Казалось бы, девушка может написать своим родителям, чтобы они освободили ее отсюда, но такой способ освобождения противен самой девушке: как ни низко она пала, но все-таки она стыдится своего теперешнего положения и тщательно скрывает свой позор от своих родителей, родственников и знакомых. В ее сердце не угас луч надежды на лучшую долю, на возврат если не в свою семью, то по крайней мере в родной город и на переход к прежней честной трудовой жизни. Но эта иллюзия освобождения теряет в глазах девушки всю свою привлекательность, если факт ее освобождения в то же время станет фактом оглашения ее позорной прошлой жизни. Сознавать, что окружающим известно ее тяжелое прошлое и, быть может, слышать попреки этим прошлым – это слишком дорогая цена освобождения. И действительно, в Москве таких случаев освобождения, где бы сама девушка обратилась с просьбой об этом к своим родным, не наблюдалось. Если и родители и являлись в публичный дом, чтобы освободить свою дочь, то это бывало лишь в тех случаях, когда они сами стороною узнают, куда она попала.

17.10.2017

История проституции в России

Древние русские летописцы не упоминают о существовании проституции в России как об отдельном проявлении общественной жизни, и надо думать, что ее и не было в первое время на Руси. Но это еще не говорит, конечно, за то, чтобы на Руси в древности не было разврата; он несомненно был у наших предков, но выражался не в виде проституции. Что разврат существовал в России, это видно уже из того, что Владимир Святой до своего крещения, как свидетельствуют летописцы имел целый гарем наложниц, которых можно было считать целыми сотнями. Итак разврат был, но не было продажи каждому желающему тела женщины ею самой для разврата за определенное денежное вознаграждение. Может быть отсутствие проституции в древней Руси лежало в том складе образа жизни, в котором находились в то время русские женщины. В то время боярыни постоянно сидели взаперти, в своих высоких теремах, окруженные дворней, и не только девицы, но и замужние женщины почти не встречались с мужчинами, даже на своих пирах и увеселениях, разве только в церкви, и таким образом проходила почти вся жизнь более знатных русских женщин, вначале, в девицах, под властью отца, а затем позднее под властью мужа. И жизнь эта протекала при суровой обстановке, где кулачная расправа бывала обычным явлением, а вследствие этого женщина апатично покорялась своей участи, проводя время в объедении и сне, трепетно благоговея перед грозной властью «самого».

Часто выданная за нелюбимого человека, страдавшая от его деспотизма и самодурства, женщина скоро делалась озлобленной, раздраженной и вечно недовольной всем окружающим, но будучи в такой суровой обстановке, о которой я выше упомянул, она редко имела возможность встретить какого либо другого мужчину из своей среды и полюбить его. Да и что могло выйти из этой любви, кроме еще более тяжелого ее положения во власти того же самого мужа; а потому она или одиноко влачила свою постылую жизнь, или заводила связь со слугой или кем-нибудь из дворовых мужчин. Мужья, в свою очередь, при таком браке бежали от немилых жен и удовлетворяли свою страсть на стороне в среде женщин, хотя и низкого, но свободного сословия, где безнравственность была широко распространена. Общественное мнение смотрело в то время очень снисходительно, если какой-нибудь боярин заводил на стороне связь с какой-либо вдовой или девицей не своего круга, этому не придавали никакого значения. Женщины не боярского круга были в большинстве случаев очень бедны и к тому же их общество всегда было доступно мужчинам; ввиду этого вполне понятно, почему богатые бояре и боярские сынки частенько захаживали к таким женщинам и там заводили интрижки.

Но никто столько горя не принес русским женщинам и так не развратничал, как Иоанн Грозный и его сподвижники. Учрежденная им для охраны его особы опричнина была, можно поло­жительно сказать, одной из главных виновниц начала публичного разврата. Часто эта вольница проделывала такие вещи, считая себя под покровительством самого царя, что кажется все это просто невероятным. Похитить каждую женщину, приглянувшу­юся кому-нибудь из них, изнасиловать невинную девушку,— это было для опричников делом самым обычным и история полна рассказами об этом. Александровская слобода, где жили в то время опричники, была одной сплошной клоакой всяких подобных безобразий. Ужасные, часто кровавые, оргии разврата являлись почти ежедневными событиями этой слободы и картины всех этих явлений носят почти сказочный характер. Сам же их грозный покровитель был едва ли лучше их всех, а скорее даже превзошел их в своих оргиях и разврате. Вот как описывает иностранный писатель Петрей этого нашего русского царя. «В блудных делах и сладострастиях,— говорит Петрей,— Иоанн Грозный переще­голял всех. Он часто насиловал самых знатных женщин и девиц, после чего отсылал их к мужьям и родителям. Если же какая-нибудь из этих женщин, хотя чем-нибудь давала заметить, что блудит с ним неохотно, то он, опозорив, отсылал ее домой и там приказывал повесить нагой над столом, за которым обедали ее родители или муж; последние не смели ни обедать, ни ужинать в другом месте, если не хотели распрощаться с жизнью таким же образом. Трупы висели до тех пор, пока мужья и родные по усиленному ходатайству и заступничеству не получали позволения похоронить их. Грозный всегда менялся любовницами со своим сыном Иваном и не боялся огласки всех его подобных дел».

В XVII веке патриарх Филарет обличал служилых людей в том, что они, отправляясь на отдаленную службу, часто закладывали жен своим товарищам и вместо про­центов предоставляли им право пользоваться своими заложенны­ми у них женами. Если должник не выкупал в срок своей супруги, то заимодавец продавал ее для блуда другому, другой третьему и т. д. О том, как торговали своими женами наши предки, дает понятие следующее описание: «Когда,— говорит Петрей,— бедные и мелкие дворяне или горожане придут в крайность и у них не будет денег, они бродят по всем закоулкам и смотрят, не найдется ли каких-нибудь богатых молодчиков и, предлагая им для блуда своих жен, берут с них по 2—3 талера, смотря по красоте и миловидности жены. Муж все время ходит за дверью и сторожит, чтобы никто не помешал им».

Во время Петра Великого вместе с началом наших торговых сношений с западноевропейскими государствами и в наше отечество стало проникать понятие о проституции, как о ремесле, и она начала распространяться между народом, понижая значительно нравственность во всех слоях общества. Европа в это время и сама не отличалась особенной нравственностью, и самый блестящий в то время двор Людовика XIV поражал каждого своим развратом. Начало проституции появилось, надо думать, от тех иностранцев, которые переселились в Россию, но не желали бросить своих приобретенных в отечестве порочных привычек, вследствие чего они завели по примеру своей родины проституцию и в России, а от них проституция проникла уже в русское общество. Не отличался нравственностью и самый двор Петра I, где придворные дамы распутничали с дьяками. По раскольничьим известиям «царевна Софья была блудницей и блудно жила с боярами, как и другая царевна, сестра ее; и бояре ходили к ним и ребят те царевны носили и душили и иных на дому кормили». Вообще нравственность в это время так пала в обществе, что даже и монашество не являлось примером добродетели и предавалось почти открыто возможным безнравственным порокам и разврату.

Насколько разврат свободно практиковался между высшим обществом тогдашней России, это достаточно ясно видно из тех похождений Петра Великого и его спутников, которые у них были в Германии и Париже. Начало появления разврата, конечно, надо считать прежде всего с Петербурга, так как там сосредоточивались иностранцы, а оттуда уже он перешел в Москву и другие города России. Итак, хотя проституция и разврат, во всех утонченных формах Запада, уже в это время существовали в России, тем не менее все это вовсе не было узаконено правительством, даже, напротив, пресле­довалось законами и целым рядом карательных мер. Так, в числе наказаний в XVII и XVIII веке было установлено присуждать женщину и ее соблазнителя, особенно если еще был при этом незаконный ребенок, к розгам, а если женщина не знала своего соблазнителя или не хотела его указать, то подвергалась тому же наказанию вдвойне, и за себя и за него, после чего преступников заключали в монастырь.

В 1743-м году в царствование Елизаветы Петровны было обращено особое внимание на уничтожение обычая париться в торговых банях мужчинам с женщинами и это запрещение было вновь подтверждено в 1760 и 1762 году. В это же царствование есть указание на существование одного публичного дома, который был устроен уже не тайно, а явно, наподобие современных домов терпимости.

Тем не менее проституция все увеличивалась и в царствование Екатерины II стала резко влиять на нравственность и здоровье народа. Число незаконнорожденных детей, подкидышей и детоубийств все увеличивалось, несмотря на карательные меры и законы против этого. Для возможного сокращения проституции и все увеличивающегося сифилиса, сенат постановил всех женщин, одержимых венерическими болезнями, забирать, излечивать и ссылать на поселение в Нерчинск.

Наряду с этим было узаконено лечить даром всех публичных женщин, заболевших сифилисом или венерическими болезнями. В Петербурге была отведена определенная местность для публичных домов, но кроме правильной организации проституции и ее надзора, смерть не дала возможности сделать это мудрой государыне. При ее преемниках, Павле 1 и Александре 1, проституция вновь подверглась гонению и при первом из этих государей было предписано всех публичных женщин ссылать в Иркутск на фабрики, вследствие чего 139 проституток, найденных в Москве, отправились в Сибирь. В царствование Николая 1 проституция была признана терпимой в России и подчинена врачебно – полицейскому надзору в половине девятнадцатого столетия.

В России можно встретить все виды проституции, которую мы видим у других народов, а именно: гостеприимную, религи­озную и гражданскую. Гостеприимная проституция особенно резко была наблюдаема в России во время крепостного права, когда помещики обыкновенно приглашали соседей, нередко устраивали целые оргии в честь гостей. Ввиду этого более состоятельные из дворян в своих имениях имели целые гаремы, то танцовщиц, а то просто дворни, которые и были всегда наготове угождать со­седям—гостям.

Проявлением религиозной проституции может служить наблюда­емое и поныне отправление обрядов в секте хлыстов, причем, как утверждают, хлысты ночью собираются в определенно установ­ленные дни в один какой-нибудь дом, где, преимущественно в подвальном этаже, женщины и мужчины в длинных белых рубахах начинают под влиянием религиозного экстаза хлестать себя (от­куда и слово «хлыст»), и, приходя все в большее и большее возбуждение, впадают в полное неистовство, кончая свальным грехом и кровосмешением, так как при этом уже не разбираются родственные и близкие лица. Гражданская проституция проявля­ется в России, как в виде явной зарегистрированной, которая, впрочем, не особенно многочисленна, так и в виде тайной, ко­личество которой, вероятно, так же как и в других государствах, и в ней громадно.

16.10.2017

Проституция: история древнейшей профессии. Часть 3

Проституция В России


В 1649 году царь Алексей Михайлович пытался убрать "блядей" с улицы, но у него не получилось. Государство предпринимало попытки устранять и бордели высокого класса, которые посещали аристократы, но тщетно. Петр I пробовал искоренить проституцию при полках, даже отказывая в лечении солдатам от венерических заболеваний. Количество публичных домов пытались регулировать, но они уходили в подполье.

Екатерина Великая всерьез намеревалась перевоспитать проституток, отправляя их в работные дома, на фабрики и в "смирительные дома". Проституток осматривали на предмет венерических заболеваний. Павел хотел пойти по стопам своей матери и решил одеть проституток в желтые платья, наверное, чтобы им было стыдно. Проституток одновременно унижали и считали жертвами обстоятельств, но это нисколько не мешало пользоваться их услугами.

Просвещение не принесло на наши земли ни полового воспитания, ни поз Арентито. Достаточно продолжительное время в Российской Империи работал церковный суд по вопросам "половых преступлениях". Поза "женщина сверху" грозила преступникам покаянием сроком от трех до десяти лет, а за позу "раком" могли вообще отлучить от церкви. Среди интеллигенции было распространено мнение, что проститутками становятся только из-за стечения обстоятельств.

В XIX веке проститутки содержались при любом кабаке, гостинице или доходном доме, что заставило государство легализовать проституцию в 1843-м. Этот переломный момент разделил проституток на две больше группы: билетных и бланковых. Свои паспорта проститутки сдавали, получая медицинский билет. Так государство контролировало здоровье женщин. Билетные проститутки жили в публичных домах и редко выходили на улицу. Два раза в неделю билетных проституток осматривали врачи, после чего в билете делались пометки "здорова" или "не здорова". Такие билеты называли "желтыми билетами", скорее всего из-за того, что дешевая бумага, из которой они были сделаны, приобретала желтый цвет.

Бордель можно было открывать, только следуя Правилам содержательниц борделей, утвержденным министром внутренних дел 29 мая 1844 года:
1. Бордели открывать не иначе как с разрешения полиции.
2. Разрешение открыть бордель может получить только женщина от 30 до 60 лет, благонадежная.
3. В число женщин в бордели не принимать моложе 16 лет...
4. Долговые претензии содержательницы на публичных женщин не должны служить препятствием к оставлению последними бордели...
5. Кровати должны быть отделены или легкими перегородками, или, при невозможности сего по обстоятельствам, ширмами...
6. Содержательница подвергается также строгой ответственности за доведение живущих у ней девок до крайнего изнурения неумеренным употреблением...
7. Запрещается содержательницам по воскресным и праздничным дням принимать посетителей до окончания обедни, а также в Страстную неделю.
8. Мужчин несовершеннолетних, равно воспитанников учебных заведений ни в коем случае не допускать в бордели.

Бланковые проститутки были куда более свободными. Они могли свободно перемещаться по городу, снимали квартиру и контролировались только сутенером. Бланковые проститутки искали своих клиентов на улицах города, а являться на осмотр могли раз в неделю. По данным за 1889 год, в России официально работали 1216 домов терпимости, где трудилось 9763 проститутки. Почти половина проституток вышла из крестьянства, 30 процентов - из мещан, бывших слуг, работниц фабрик. Были женщины, которые совмещали работу горничных, швей или фабриканток с работой "жрицами любви". Влекла их не столько нужда, сколько страсть к легкой насыщенной жизни.

Каковы были расценки на проституток? Стоит отметить одно: серебряный рубль по стоимости равен современной 1000 рублей. Высшая категория публичных домов могла предложить клиенту девушку за 3-5 рублей в час. Ночь обходилась в круглую сумму - 10-25 рублей. Посещали такие публичные дома люди из дворянства, богатого купечества, но большинство таких людей предпочитали содержать любовниц-камелий. За 1-2 рубля - час, 2-5 - ночь предлагали девушек попроще. Чаще всего этим довольствовались мелкие офицеры, студенты, художники и литераторы. Самые дешевые проститутки, размалеванные, как матрешки, стоили по 30-50 копеек за час, а за ночь требовали 1-2 рубля. Пользовались их услугами рабочие, крестьяне и прочий сброд.

Богатые бордели меняли ассортимент шлюх каждый год, иногда обмениваясь с другими борделями. Работницы встречали своих клиентов, выстроившись в ряд, чаще всего с открытой грудью. Эти же бордели были устроены на манер западных, предлагали садомазо и даже то, о чем православный человек помыслить не мог, - анал и орал. Справедливости ради стоит заметить, что этим пользовались достаточно редко, судя по учетным книгам содержателей.

Если ты всерьез думаешь, что проститутками становились только из-за отсутствия другого выбора, ты ошибаешься. Конечно, к проституции принуждали, но большой процент проституток пришел к этому самостоятельно и не спешил расставаться с возможностями своей профессии. Граф Л. Н. Толстой как-то решил перевоспитать одну проститутку и предложил ей место кухарки, но та отказалась под предлогом, что она не умеет готовить. «Но я, – говорит Толстой, – по лицу ее очень хорошо видел, что она просто не хочет взять этого места, так как должность кухарки казалась ей, должно быть, слишком недостойной». Из этого и подобных примеров достаточно хорошо видны тщеславие и гордость проституток, считающих свое занятие лучше работы служанки. Дальше поймешь почему. Проститутка средней ценовой категории получала около 1000 рублей в месяц. Даже если она отдавала 80 процентов дохода своим покровителям, оставалось всё равно очень неплохо. Для сравнения, месячная зарплата девушки из прислуги - 12 рублей, а работница фабрики получала 20. Но не все так гладко: половина проституток болела сифилисом, остальные быстро умирали от алкоголизма и пришедших чуть позже опиума и кокаина. Выброшенные на улицу кокаинетки умирали быстро, опускаясь из заведений высшего класса в бордели низшей ценовой категории, где обслуживали в день больше двадцати человек.

Проститутки в глазах российского интеллигента были окружены ореолом страдания, что редко соответствовало действительности. Сонечки мармеладовы не хотели горбатиться на фабриках, а просто хотели неплохо жить, несмотря ни на что. Но случаи бывали разные.

Гетер и куртизанок в России не было, зато были элитные проститутки - камелии. Есть мнение, что известная картина Крамского "Неизвестная" изображала как раз такую девушку. На это указывает наличие свободного места рядом с девушкой слева, что в те времена означало: ищу спутника. Камелии были содержанками богатых людей, у них были отдельные квартиры, с ними часто выходили в свет. Во второй половине XIX века содержанки начали подавать объявления в газеты. Камелии часто охотились на престарелых вдовцов и дворян, которые после смерти оставляли им приличное наследство.

В Европе тоже начинаются гонения на проституток, они уходят в подполье, но при этом богатые и влиятельные куртизанки так и остаются при своем высоком положении. История помнит и "первую фотомодель" - графиню ди Кастильоне, и Жанну де Турбе и прочих известных честных куртизанок. О них писали Золя, Бальзак и другие знаменитые писатели XIX века. Также во второй половине XIX века в Европе и Америке появляется такое явление, как кабаре с пошлыми шутками, песнями и развратными танцами, которые существуют до сих пор.

В 1917-м проституцию официально запретила Советская власть. Но это не значит, что ее в советское время не было. В 1924 году было проведено обследование московских проституток. 60 процентов "тружениц" были из пролетариев, 87 процентов из них испытывали острую нужду.

Советский профессор Дубошинский проводил еще более подробное исследование проблем советской проституции перед Второй мировой и причин, толкающих женщину к занятию этим сомнительным ремеслом. Из 601 опрошенной проститутки 308 начали делать это из-за нужды, а 152 - в результате изнасилования. Часто проститутками становились девушки, работавшие служанками у богатых людей до революции. Они были изнасилованы своими нанимателями и выброшены на улицу, как мусор. Советская власть жестко прикрывала очаги проституции, закрыв за год 2228 борделей. К чести советской власти, проституцию, как и беспризорность, устранили быстро. Конечно, проститутки оставались кое-где, но их было существенно меньше, чем в царское время.

16.10.2017

История проституции

Точно так же, как и преступление, проституция была нормальным явлением в жизни цивилизованных народов на заре их развития, какою она является и в настоящее время в жизни дикарей.
1. Стыд. Первобытный человек не знал никакой одежды.
У племени уаатуа (Cameron, Экваториальная Африка, 1870) женщины носят, как и мужчины на Ново-Гебридских островах, передники, которые не закрывают их половых органов. Эскимосы в своих юртах укладываются спать совершенно голыми, без различия пола, тесно прижавшись друг к другу (Bove).
В Австралии негры мужчины и женщины ходят совершенно голыми. Когда миссионеры раздали платья туземцам, многие из них прикрыли ими свои плечи (Rudesindo Salvado).
Полуевропеизированные дамы с Сандвичевых островов приплывали к европейским судам голыми, держа на голове свои платья, обувь и зонтики, чтобы потом одеться на корабле.
Женщины на острове Фернандо не носят никакой одежды, кроме шляп на голове.
Женщины племени ивилина (Экваториальная Африка) на просьбу Compiegne'a уступить ему те куски материй, которые они носили вокруг пояса, немедленно тут же преспокойно сняли их, желая поскорее получить обещанные им в обмен зеркальца.
Королева из Балонда явилась к Ливингстону совершенно голая. В общем почти все женщины этой местности носят кое-какие куски тканей, но скорее как украшения, чем с целью прикрыть свою наготу. Мужчины, напротив, более или менее здесь одеты.
Женщины аскиров в Африке одеваются только лишь после выхода замуж, но пояс, который они при этом носят, служит им скорее украшением, чем одеждой. Кисамасы ходят обыкновенно без всякой одежды.
В Новой Бретани ни мужчины, ни женщины никогда не прикрывают своих половых частей. В Новом Ганновере все женщины, совершеннолетние и несовершеннолетние, ходят обыкновенно нагими.
Cook однажды видел на одном из островов Таити взрослого мужчину, имевшего coitus с девочкой 11 лет в присутствии королевы, которая давала ему необходимые для этого наставления. Любимой формой времяпрепровождения обоих полов был, по его сообщению, половой акт (Первое путешествие, т. V).
Акт совокупления не имел в себе, по понятиям многих древних народов, ничего, что могло бы оскорбить чувство общественной благопристойности. Многие народы Кавказа, Африки и индусы совокуплялись в присутствии посторонних, подобно животным (Геродот, I, 305; III, 301). Точно так же поступали иногда этруски во время некоторых своих празднеств (Athenaeus,Deipnosoph,XII,255). Женщины их во многих случаях являлись пред народом совершенно голыми.
Равным образом известно, как легко были одеты древние греки и как охотно они расставались со своей одеждой при всяком удобном случае (Taine, Philosophie de l'Art). Самое слово «гимнастика» происходит от греческого слова «гимнос» (голый), что указывает на бывший в употреблении обычай раздеваться голыми для того, чтобы упражняться в известных гимнастических приемах, в которых у некоторых народов (Спарта) принимали одинаковое участие и женщины.
2. Гражданская проституция. В глубокой древности брак не существовал и проституция была нормальным явлением.
У каледонцев жены были общими и дети их принадлежали всему племени.
Наеры живут в беспорядочном половом сожитии.
Бушмены, как утверждает Lubbock, не имеют никакого представления о браке.
В языке дикарей, населяющих Калифорнию, нет слова, выражающего собой понятие «брак»; ревность проявляется у них только тогда, когда женщина отдается мужчине другого племени, как в Парагвае.
У массагетов каждый мужчина брал себе жену, которой потом пользовались все. Если кто-нибудь из них желал обладать какой-нибудь женщиной, то он привязывал свой колчан к повозке и тут же удовлетворял свое желание (Геродот. I, 216; IV, 172; III, 191; I, 93).
У назамонов и агатирзов общая принадлежность женщин являлась вполне определенным положением. Они строго придерживались ее, чтобы иметь право называться всем братьями и чтобы среди них не было ни неудовольствия, ни взаимной зависти. С этой же целью тирренцы воспитывали своих детей вместе, причем отец ребенка оставался обыкновенно неизвестным. Озы также сообща владели женщинами. Когда у них ребенок достигал трехмесячного возраста, мужчины осматривали его, и он считался сыном того, на кого он более всего походил (Геродот).
У андаманов (и у некоторых других племен Калифорнии) женщины принадлежали одинаково всем мужчинам и у них считалось тяжким преступлением, если какая-нибудь из них не соглашалась отдаться кому-нибудь из мужчин. У них наблюдаются уже временные союзы между отдельными парами, особенно если женщина забеременела, но эти союзы почти всегда прекращаются, как только женщина разрешится от бремени. Таково происхождение брака, который из проституции и полового насилия развился так же, как право из преступления.
У тех диких народов, у которых существует брак, он, вместо того чтобы препятствовать проституции, напротив, благоприятствует развитию ее. Так, онома часто обмениваются во время оргий своими женами, которых они принуждают отдаваться также их родственникам (Hartmann).
Maclean утверждает, что у кафров нет слова для выражения понятия о девственности. Когда девушка у них достигает совершеннолетия, об этом возвещается публичным праздником, и отныне всякий, кто захочет, может ею обладать.
В Дарфуре принято давать каждой девушке, достигшей совершеннолетнего возраста, отдельную хижину, куда всякий мужчина может заходить, чтобы провести с ней ночь.
В Австралии существует обычай, по которому место отсутствующего мужа заступает на супружеском ложе другой мужчина из того же племени (Еyrе, Discoveries in Central-Australia, II, 320). Девушки, начиная с 10-летнего возраста, могут вступать в связь с мужчинами, к чему возбуждают их нарочно устраиваемые с этой целью известные празднества.
У эскимосов женщина во время отсутствия своего мужа может отдаться кому ей угодно (Раrrу). «В любви, – сказали они одному русскому миссионеру, – мы поступаем так же, как и морские выдры» (Langsdorff).
Женщины генданов в Африке носили на ногах столько кожаных браслетов, со сколькими мужчинами они вступали в связь (Геродот. IV, с. 176).
Sextus Empiricus рассказывает подобное же о египетских женщинах, которые гордились числом своих любовников (Нур. Pyrrh., I, 14).
В Тибете девушки носят на шее кольца, подарки своих любовников. Значение их далеко не безразлично: чем боль-nie их у девушки, тем с большей торжественностью празднуется ее свадьба.
На островах Дружбы туземные девушки являлись на европейские корабли и отдавались на них матросам. Уходя, они говорили: «Mitzi, bongni mitzi», т е. «Мы сегодня любили, завтра повторим это».
Почти у всех индейских племен, живущих на севере Америки, как, например, у апачей, девушка до выхода замуж и после него одинаково свободна и может отдаваться кому захочет.
У некоторых племен на Панамском перешейке самые знатные женщины считают недостойным для себя поступком отказать в своих любовных ласках кому бы то ни было, кто бы ни просил их об этом.
Подобное половое смешение, как и течка у животных, повторяется здесь периодически, преимущественно в жаркое время года, изобилующее всевозможными плодами (Lombroso. Uomo bianco e uomo di colore, 1870).
В Никарагуа существовал ежегодный праздник, во время которого женщины имели право отдаваться всякому, кто им нравился (Bancroft).
3. Гостеприимная проституция. Все изложенное достаточно объясняет, каким образом могла развиться гостеприимная проституция. Обычай предлагать жен своим гостям распространен на о. Цейлоне, в Гренландии, на Канарских островах, на островах Таити, и отказаться от предлагаемой женщины считается здесь большой обидой для хозяина. «Я не могу допустить, – говорил один туземный начальник одному священнику, – чтобы какая-нибудь религия могла запретить подобное невинное удовольствие, которое есть в то же время услуга для страны, так как увеличивается ее население новым существом» (Radiquet, I).
Когда миссионер Harris отказался в Нукагиве от подобного почетного предложения, туземные женщины ночью пробрались к нему, желая убедиться, мужчина ли он (Poulding).
Bousquet'y, путешествовавшему по Японии, один отец предлагал свою дочь в присутствии мужа последней.
Marco Polo жил в Тибете у одного туземца, который нарочно уходил из дома, для того чтобы он мог свободнее наслаждаться обществом его жен.
На Марианских и Филиппинских островах туземцы предлагали спутникам Коцебу своих дочерей. Туземки из Манны отдавались солдатам гарнизона, расположенного в Перузии.
У ассанов женщина может в третий день каждой недели отдаваться иностранцу (Hartmann).
У арабского племени гассиниэ женщина также свободна в половом отношении раз в четыре дня.
У негров ассини глава семейства, желая почтить гостя, предлагает ему обыкновенно свою дочь (Op. cit.).
У племени надовесси славилась женщина, если после известного праздника была в состоянии отдаться 40 военачальникам (Carver. Travels in North America, с. 142).
Нередко случается, что муж продает свою жену. Так, в Дарфуре мужья уступают иностранцам своих жен за известное вознаграждение (Letourneau).
В Кохинхине отец может продать за ничтожную плату свою дочь гостю или даже чужеземцу без того, чтобы это дурно повлияло на ее будущность (Letourneau).
Итак, из этих примеров мы видим, что брак, в простейших формах своих, не только не искореняет проституцию, но даже, напротив, поддерживает ее.
Это беспорядочное половое сожитие служит причиной явления, находящегося, по-видимому, в противоречии с тем презрением, на которое всегда и везде осуждена женщина. Мы говорим о матриархате, т е. о родительской власти, принадлежавшей в первобытные времена матери или брату ее. Следы его мы наблюдаем в Австралии, в Конго, в Луанго, у туарегов, у древних египтян и у этрусков, у наеров и у многих американских племен (Carver. Op. cit., с. 258). Согласно матриархату положение и имущество обыкновенно наследуются от матери, а отец часто смешивается с дядей.
Это же беспорядочное половое сожитие породило странный обычай, распространенный в Америке, в Азии, у басков и пр., который заключается в том, что после рождения женою ребенка муж ее ложится в постель, как бы симулируя роды. Обычай этот имеет, по-видимому, целью навести на мысль о том, что предполагаемый отец имеет свою долю участия в рождении детей, а следовательно, он должен иметь и известную власть над ними (Tylor. Op. cit).
4. Полиандрия. Человек перешел от смешанного (беспорядочного) полового сожития к моногамии не прямо, а через некоторые формы, рассматриваемые нами в настоящее время как преступления, а именно: полиандрию, кровосмешение, насилование и насильственное похищение женщин.
У древних номадов, точно так же как и у некоторых арабских племен, женщины принадлежали одинаково всем мужским членам семейства.
В Тибете старший брат избирает себе жену, которой затем пользуются все его братья. Последние все переселяются на жительство в дом к новобрачной. Дети могут наследовать лишь от матери, так как только по отношению к ней родство не может быть оспариваемо (Turner. Historic des voyages, XXX, с. 437).
У тодов жена старшего сына становится постепенно женой всех младших братьев мужа по мере того, как они подрастают, а эти, в свою очередь, становятся мужьями ее сестер (Short. Op. cit., с. 240).
У наиров женщина обыкновенно имеет 5-6 мужей. Но число их может доходить до 10, причем она с каждым из своих мужей живет по очереди 10 дней. Что полиандрия есть, в сущности, только переходная ступень от смешанного полового сожития к простейшей форме брака, доказывается тем, что при ней допускается для женщины одновременное половое сожитие с несколькими мужчинами только в том случае, если все они принадлежат к одному и тому же племени, в некоторых случаях даже к одной и той же касте (Spencer. Sociology, 11).
У сингалезов только братья имеют общих жен, так что половое смешение имеет здесь место в пределах одной семьи.
В Полинезии всякий мужчина имеет право пользоваться женой своего интимного друга (Fayo) (Letourneau).
Таким образом, начало половой нравственности кроется в желании делить свое супружеское ложе лучше с членами одной и той же семьи, чем с целым племенем.
5. Религиозная проституция. Даже после упрочения брака остатки смешанного полового сожития еще долго наблюдались в некоторых свадебных обрядах, как, например, у санталов, у которых браку женщины предшествовало беспорядочное обладание ею кем угодно в течение шести дней. Точно так же на Балеарских островах новобрачная отдавалась на первую ночь всем присутствовавшим гостям, как и во время феодализма в средних веках она принадлежала в течение этой ночи своему феодальному властелину.
Гераклидес Понтикус (364 до Р. X.) рассказывает, что в отдаленные времена тиран острова Кефалонии лишал невинности всех девушек, которые готовились выйти замуж.
В Талмуде мы читаем, что девушка до выхода своего замуж должна была провести одну ночь с Тафеаром. Геродот рассказывает, что у адирмахидов все девушки, готовившиеся выйти замуж, приводились к царю, растлевавшему тех из них, которые наиболее отличались красотой.
В Камбодже в XIV столетии ни одна девушка не выходила замуж, не быв предварительно лишена невинности бонзами (жрецами), которые получали определенную плату за свой труд (thing-thang) (N.Remusat, Melanges Asiatiques, с. 118).
Все это остатки древней проституции, по которой женщина, прежде чем сделаться собственностью одного, отдавалась на растление многим или же самому могущественному политическому или духовному члену своего племени.
У китайцев остатком полигамии является обычай покупать несколько «маленьких жен», подчиненных законной «великой жене», которая и считается матерью всех родившихся детей. Что же касается полиандрии, то следами ее являются законоположения в кодексе Ману, на основании которых деверю предоставляется право оплодотворять свою бесплодную невестку вместо мужа.
6. Юридическая проституция. Другая ветвь первобытной проституции есть тот вид ее, который можно было бы назвать юридической проституцией. Сюда принадлежит левират (ужичество), т е. обязанность младшего брата жениться на вдове старшего брата в случае смерти его. Обычай этот, существующий у евреев, мексиканцев, афганцев и чипперейев, имеет основание во взгляде на женщину как на слабое существо, считающееся собственностью всего семейства.
Другой источник подобной проституции заключается в том уважении, которым пользовались у некоторых народов проститутки. Оставляя свое позорное ремесло, они выходили замуж и становились нередко предметами особенного почитания. Существует предание, что даже сам Будда, прибыв в индийский город Везали, был принят великой начальницей куртизанок (Spier. Life in Ancient India, XXVIII). В Абиссинии публичные женщины занимали порою очень высокое положение при дворе и нередко становились правительницами городов и даже целых провинций (Combe et Tamisier. Voyage en Abyssinie, II, 116).
Наконец, остатком этого рода проституции, служащим переходною ступенью к нормальному браку, является у многих народов полная свобода в половом отношении девушек, прекращающаяся вместе с выходом их замуж.
У шинуков в Америке девушки ведут развратный образ жизни, а замужние женщины, напротив, отличаются чистотой своих нравов. Тиапы также придают очень мало значения нравственному поведению девушек до выхода их замуж, хотя и женятся охотно на девушках, уже потерявших свою девственность.
В Кохинхине на супружескую верность мужа смотрят как на его обязанность; между тем родители нередко торгуют своими дочерьми, что, впрочем, не мешает последним выходить замуж.
У киунгта и у некоторых горных племен ассама, равно как на Марианских и Каролинских островах, девушки развратничают самым ужасным образом, но после выхода замуж начинают вести самый примерный образ жизни (Lewin).
Итак, мы видим, что среди диких народов весьма распространено половое сожитие, подобно тому как оно существует в царстве животных.

II. Проституция у исторических народов


(см. Dufour, Historie de la Prostitution)
У цивилизованных народов мы находим в первобытные времена те же самые явления, которые мы в настоящее время наблюдаем у дикарей, т е. проституцию всех видов, как-то: религиозную, гражданскую, гостеприимную и юридическую, и притом в таком распространении, которое как нельзя более доказывает, что стыд и самый брак суть продукты только более позднего развития.
1. Восток. Религиозная проституция. Геродот повествует, что в Вавилоне все женщины, в нем родившиеся, должны были по крайней мере хоть один раз в своей жизни явиться в храм Мелитты, чтобы там отдаться какому-нибудь чужеземцу. Они должны были оставаться в этом храме до тех пор, пока кто-нибудь из этих чужеземцев не бросал им на колени известную сумму денег и приглашал их к coitus'y. Деньги, полученные таким путем, считались священными (I, 199).
В Армении богиней проституции почитали Анаис, храм которой напоминал собой храм Мелитты в Вавилоне.
Вокруг этого храма находились обширные поля, окруженные высокими стенами, за которыми жили женщины, посвятившие себя этой богине. Вход сюда разрешался одним только чужестранцам. Жрецы и жрицы этого храма избирались из представителей и представительниц самых благородных и знатных фамилий страны, причем продолжительность служения их богине определялась всегда их родными. Уходя оттуда, женщины эти оставляли в пользу храма все, что они заработали, и с успехом выходили замуж, причем женихи их справлялись в храме об их поведении. Девушка, которую посетило наибольшее число иностранцев, считалась самой желанной невестой (Страбон).
У финикийцев также существовала гостеприимная и религиозная проституция. По словам Евсевия, у них был обычай отдавать на растление чужеземцам своих дочерей единственно во славу традиций гостеприимства. Храмы, посвященные богине Астарте и находившиеся в Тире, Си-доне и в главных городах Финикии, были местами, где проституция практиковалась в самых широких размахах. Это продолжалось до IV столетия, именно до царствования Константина Великого, который разрушил храмы Астарты и на их местах построил христианские церкви.
В финикийских колониях религиозная проституция получила торговый характер, который вообще был свойствен этому народу. При въезде в город Карфаген находились так называемые «Benoth Sukkoth» (палатки девушек), т е. публичные дома, в которых молодые девушки, торгуя своим телом, отдавались за деньги чужестранцам с целью заработать таким путем приданое, выйти замуж и сделаться очень почтенными, целомудренными женами, пользовавшимися большим уважением своих мужей. Они стекались сюда со всех сторон в таком огромном количестве, что многие из них в силу конкуренции не могли вернуться на родину так скоро, как желали бы, чтобы там выйти замуж.
На острове Кипре было также много храмов, где культ Афродиты сопровождался такими же религиозными обрядами. В Киликии, в Тамазисе, в Афродизиуме и в Италии священная проституция исходила из тех же мотивов и выражалась в тех же формах.
В Сузе, Экбатане и у парфян существовали скалы проституток.
По словам Геродота, девушки в Лидии зарабатывали себе приданое путем проституции и продолжали заниматься ею вплоть до выхода замуж. Приданое давало им возможность выбирать себе по своему вкусу мужей, которые не всегда имели право отказаться от чести подобного предложения.
Они вместе с купцами и ремесленниками Лидии участвовали в расходах по сооружению памятника на могиле Али-атта, отца Креза. Надписи, сделанные в память этого, указывают, какую именно долю дала для этого каждая из участвующих сторон. Оказывается, что куртизанки понесли гораздо большие расходы, нежели ремесленники и купцы.
Геродот следующим образом описывает нам праздники, совершавшиеся в городе Бубасте в Египте, в честь богини Изис: «Мужчины и женщины путешествуют по реке все вместе, без всякого различия пола. Пока длится это путешествие, некоторые женщины бьют в кастаньеты, мужчины играют на флейтах, прочие же поют и бьют в ладоши. Когда приближаются к какому-нибудь городу, лодки причаливают к берегу; одни женщины продолжают бить в кастаньеты, другие перебраниваются с женщинами, находящимися на берегу, а третьи танцуют, бесстыдно поднимая свои платья кверху». В храме богини Изис собирались одновременно сотни тысяч пилигримов, которые предавались здесь самому дикому разврату.
Непристойности культа богини Изис становились особенно грандиозными, когда церемонии совершались в подземельях при посвящении какого-нибудь новичка в таинства его после целого ряда искусов и очищений. Геродот, посвященный во все тайны этого культа египетскими жрецами, говорит об этом довольно много, несмотря на всю свою сдержанность.
Хеопс воздвиг свою колоссальную пирамиду, постройка которой длилась двадцать лет и поглотила бездну денег, на средства, добытые его дочерью проституцией. Но последняя все еще была недовольна исполнением взятой на себя задачи и просила каждого посетителя дать ей еще на один камень для возведения особого строения по ее плану. «Из этих камней, по словам одного жреца, – говорит Геродот, – и была выстроена между тремя возвышающимися пирамидами четвертая».
У евреев, до окончательного издания Таблиц Законов, всякий отец имел право продать свою дочь в наложницы на известный срок, означенный в продажном контракте. Деньги, полученные при этой продаже, поступали всецело в его пользу, и девушка при этом ничего не получала, кроме тех случаев, когда господин ее выдавал ее замуж за своего собственного сына, а сам брал себе другую наложницу. Этой торговле дочерьми положил конец только Моисей: «Не продавай своих дочерей для того, чтобы земля не покрылась пятном и нечистью» (Кн. Левит. XIX).
Богу Молоху, который изображался в виде человека с телячьей головой и с протянутыми вперед руками, приносили в жертву плоды, муку, диких голубей, ягнят, баранов, быков и даже детей. Все эти жертвы бросались в одно из семи отверстий, зиявших на животе этого бронзового идола, внутри которого помещалась огромная печь, где они сжигались. Чтобы заглушить крики их, жрецы Молоха во время жертвоприношений поднимали страшный шум игрою на систрах и барабанным боем. Под этот-то шум поклонники его и совершали самые грубые и непристойные обряды.
Приверженность к подобным обрядам так глубоко укоренилась среди еврейского народа, что некоторые секты пытались ввести их в культ единобожия, чем осквернили свои храмы.
Поклонение Ваал-Феору, или Вельфеору, любимому божеству мидианитян, распространилось среди евреев так сильно, что оно часто заменяло собою служение Богу Авраама.
По Selden'y, Вельфеор изображался в виде огромного истукана с приподнятым и свернутым на голове платьем» как бы для того, чтобы показать свои половые органы. Что касается пола его, то Mignot думает, что он был гермафродит, в то время как Dulaure того мнения, что истукан этот имел мужские половые органы. В храме, посвященном Вельфеору, жило множество женщин, которые продавались, и вырученные таким путем деньги клали на его алтарь. Во время известных религиозных обрядов в честь этого бога, совершавшихся ночью в глубине священных лесов, жрецы и поклонники его наносили друг другу ножами неглубокие раны и, разгоряченные вином и возбужденные музыкой, плясали до тех пор, пока тут же не падали без сознания в лужи собственной крови.
Несмотря на запрещение Торы, проституция эта, указания на которую мы находим даже во времена Маккавеев, продолжала существовать еще долгое время. Сюда относятся также фаллические празднества, которые совершались сообща евреями и моабитскими девушками, устраивавшими у Бет-Эскимота палатки, где они торговали драгоценностями и своим телом (Кн. Моисея IV, гл. XXV).
Можно сказать, что через всю историю еврейского народа проходит беспрерывная борьба законодателей и пророков с проституцией и половой разнузданностью народа. Подобно тому как в настоящее время каждый думает о куске насущного хлеба и некоторых удобствах, так точно некогда всякий заботился о свободе своей половой жизни.
Проституция гражданская. Наряду с религиозной проституцией развивалась и гражданская проституция.
Пророк Варух говорит: «Вдоль улиц сидят женщины, опоясанные веревками, и сожигают благовония. Та из них, которая приглашена для совокупления с прохожим, хвастает потом перед своей соседкой, не видевшей, как он развязал свой пояс» (Варух, VI).
В истории Тамары описываются уличные блудницы, скрытые под покрывалами, сидящие на краю дорог и следующие за всяким, кто может им заплатить. В Библии они изображаются то неподвижно сидящими на перекрестках дорог, скрытые под покрывалами, то неприлично одетыми, сжигающими благовония и распевающими песни. Но эти блудницы, по крайней мере, большинство их, не были еврейками. Они называются просто чужеземками, и были родом из Сирии, Египта и Вавилона.
2. Греция. Религиозная проституция. В Греции также была распространена в глубокой древности религиозная проституция.
Солон на доходы учрежденных им в Афинах диктериад (публичных домов) построил храм в честь богини проституции против ее статуи, у подножия которой собирались процессии верных прозелитов этой богини. Афинские гетеры принимали деятельное участие в празднествах в ее честь, которые совершались в четвертый день каждого месяца и во время которых они занимались своим ремеслом в пользу этого храма.
Другие такие же храмы находились в Фивах, в Беотии и в Мегаполисе, в Аркадии.
Культ Афродиты был не что иное, как культ проституции, как это доказывают различные названия, данные этой богине.
Так, она называлась «Pandemos» (всенародной), «Hetaira» или «Porne» (гетера, представительница грубой чувственности), «Peribasia», по латыни «Divaricatrixa» – слово, содержащее намек на похотливый акт. Затем ее называли «Melanis», то есть черной, или богиней любовной ночи, потому что храм ее был окружен непроницаемым для дневного света лесом, где влюбленные бродили ощупью. Она носила еще названия «Mucheia» (богиня тайных мест), «Castnia» (богиня бесстыдных совокуплений), «Scotia» (богиня мрака)."Darcetos» (богиня праздной лени),"Каllipygos» (богиня с красивыми ягодицами), наконец «Mechanitis» (механическая богиня), так как изображения ее из дерева с мраморными ногами и лицом, будучи приведены в движение при помощи скрытых пружин, передавали самые циничные и грязные позы и движения.
Роль жриц этой богини часто исполняли куртизанки и способствовали таким образом увеличению доходов ее храмов. Страбон уверяет, что в храме Афродиты в Коринфе жило более тысячи гетер, посвященных его посетителям.
В Древней Греции был распространен обычай посвящать Афродите для умилостивления ее известное число совсем молодых девушек. Так, мы знаем, что Ксенофонт из Коринфа, отправляясь на Олимпийские игры, обещал посвятить ей пятьдесят гетер, если она дарует ему свободу. «О, владычица Кипра, – восклицает поэт Пиндар в оде, составленной в честь его победы, – Ксенофонт приведет в твой обширный лес целую вереницу в пятьдесят красавиц!.. А вы, молодые красавицы, – обращается он затем к этим последним, – вы, которые даете у себя приют и гостеприимство всем чужеземцам, вы, жрицы богини Пито в богатом Коринфе, возжгите благоухания перед изображением Афродиты и, призывая мать любви, умолите ее не отказать нам в ее небесной милости и дать нам то блаженство, которым мы наслаждаемся, срывая нежный цвет вашей красоты».
На одной древнегреческой вазе из знаменитой коллекции Durand'a изображен храм Афродиты, в котором куртизанка при посредстве рабыни принимает предложение одного чужестранца, увенчанного миртовым венком и держащего в руке кошелек с деньгами.
Празднества в честь Адониса были не обыкновенные оргии. Гетеры посвящали храмам его значительную долю заработков, полученных путем проституции. Они обыкновенно пользовались празднествами в честь его, на которые отовсюду стекалась масса чужестранцев, для того чтобы предаваться в это время самому широкому разврату якобы во славу и под защитой этого бога.
Проституция гражданская. Прочное распространение религиозной проституции и натолкнуло, вероятно, Солона на признание и регламентацию гражданской проституции. При нем она впервые является официальной в государстве, которое получает от нее известный доход.
Солон имел в виду доставить государству те доходы от проституции, какие получали от нее до сих пор храмы, и для этого он устроил в Афинах публичный дом, служивший для удовольствий афинской молодежи и для ограждения личности и покоя честных женщин. Дом этот, куда всякий имел доступ, назывался «диктериадой» (dicterion), и в нем жили купленные и содержимые за счет государства рабыни.
«О, Солон, – восклицает поэт Филемон в одной из своих комедий, – ты сделался благодетелем народа: в этом учреждении ты усмотрел его благо и спокойствие! Ты устроил дома, в которых поместил для общественных нужд женщин, купленных тобою и служащих для того, чтобы отдавать свои ласки всякому, кто за это заплатит. Этим ты предусмотрел и предупредил большой вред и неизбежное зло!»
Входная плата в диктериады, одинаковая для всех посетителей, была очень умеренная. По словам Филемона, она во времена Солона не превышала одного обола, что на наши деньги равняется приблизительно 10-12 коп.
Ксенарх в своем «Penthale» и Евбулид в «Parenchis» дают нам описание женщин, живущих в этих притонах разврата. Они носили платья из прозрачных тканей, чрез которые взор мог видеть все. Некоторые из них одевались с еще более тонким цинизмом, прикрывая лица вуалью и грудь тонкими нежными тканями и оставляя прочие части тела неприкрытыми.
Диктериады, к какому бы разряду они ни принадлежали, пользовались привилегией полной неприкосновенности: они считались убежищами, где каждый гражданин находился под защитой общественного гостеприимства, и туда никто не имел права проникнуть с целью совершения какого бы то ни было насилия.
Ни для одного гражданина, каково бы ни было его общественное положение, не считалось позорным посещать эти дома терпимости. Напротив, по мнению одного юмористического римского писателя, осмеивавшего нравы афинян, их даже должен был посещать всякий молодой человек, чтобы там заканчивать свое воспитание: non est flagitium scortari hominem adolescentulum.
Проституция эстетическая. Проституция была различных категорий. В числе их выделяется эстетическая, или просвещенная, проституция, которая впоследствии наблюдалась в 1500 году в Италии и в 1700 году во Франции. Проститутки, принадлежащие к этому классу, славились как искусные певицы, музыкантши и флейтистки. Они вели совершенно свободный образ жизни и занимались своим искусством особенно во время различных религиозных празднеств. Гетеры эти не отдавались за деньги, подобно обыкновенным проституткам диктериад, первому встречному, но следовали в этом отношении своим симпатиям и антипатиям. Они часто по своему уму, образованию и изяществу манер становились достойными подругами самых выдающихся людей Греции.
Их можно разделить на две различные категории, которые обе и составляют аристократию этого рода проституции: на гетер-наперсниц и гетер-философок. Представительницы второй категории, находясь постоянно в обществе мудрецов и поэтов, научились от них искусству трактовать о философии и других науках и бывали посвящены во все современные вопросы, между тем как гетеры-наперсницы, менее образованные, чем эти, отличались умением веселиться, оживленностью и умом, благодаря которому им удавалось подчинить себе выдающихся людей своими утонченными ласками, и репутацией. Так, например, в Египте с Птоломеем Филопатором совершенно разделяла власть его гетера Агатоклея.
Но к какому бы классу проститутки ни принадлежали, положение их в Древней Греции было официально, и находились они всегда в зависимости от народа. Они, например, не имели права самовольно оставлять пределы республики, не испросив на то предварительно разрешения архонтов, которые давали его только в тех случаях, когда были уверены, что уезжавшие вернутся назад на свое место жительства.
Гетеры занимались своим ремеслом совершенно свободно, публично, и это доказывает, насколько нормальным явлением считалась во все времена проституция. Если молодому афинянину нравилась какая-нибудь гетера, он, по словам Люциана, Алкифрона и Аристофана, писал ее имя на стенах храма, прибавляя к нему несколько лестных или шутливых эпитетов.
Утром каждая куртизанка посылала свою рабыню читать на стенах храма надписи, и если в числе их находилось и ее имя, то она в знак согласия отправлялась в храм и там ожидала своего поклонника у своей надписи.
Эсхил прямо говорит, что «гетеры торгуют собою у ворот храма».
Люциан выражается более точно, говоря, что «большой рынок гетер находится в конце двора храма, направо, около ворот Dipylon». Нередко любовный торг совершался и у подножия той или другой статуи, воздвигнутой в честь какого-нибудь знаменитого гражданина, павшего в бою.
Значение проституции в жизни греков было так велико, что она породила даже особую, специальную литературу. Так, например, Киллистрат написал «Историю гетер», а Макон собрал наиболее остроумные изречения всех знаменитых куртизанок.
Аристофан Византийский, Апполодор и Горгий собрали сведения о жизни ста тридцати пяти гетер, которые прославились у афинян и славные подвиги которых были достойны того, чтобы о них узнало потомство. Те из них, клиентами которых были военачальники, правители городов, жрецы и философы, подчинялись одному только ареопагу, между тем как все прочие проститутки зависели обыкновенно от низших судебно-административных учреждений.
3. Рим. Проституция религиозная. Проституция имела также и в Риме свой культ. Одним из самых древних храмов в нем был храм Венеры Cloacinae, около которого по вечерам собирались куртизанки в поисках поклонников и часть заработанных ими денег посвящали этой богине.
В Риме и вообще в Италии рядом с проститутками принимали участие в циничных приапических празднествах также и замужние женщины, матроны, которые отличались от куртизанок только тем, что носили покрывала.
Очень часто при таких церемониях золотые венки и гирлянды цветов вешались не только на голову чтимого божества, но и на его половые органы. «Cingemus tibi mentulam coronis», – говорит один из стихов Приапси.
Точно так же совершались празднества в честь бога Мутинуса, Мутунуса или Тутинуса, который отличался от изображения бога Приапа тем, что изображался сидящим на троне, а не стоящим, как последний. Культ этого божества представляет собой древнейшую форму религиозной проституции в Риме. Выходившая замуж девушка, прежде чем отправиться в дом к своему жениху, приводилась к статуе этого божества и садилась к нему на колени в знак того, что она как бы приносит ему в жертву свою девственность.
«In celebratione nuptiarum, – говорит св. Августин, – supra Priapi scapum nova nupta sedere jubebatur». Лактан-циус делает намеки на то, что девушки нередко не удовлетворялись одним сидением на коленях этого бога. «Et mutinus, – говорит он, – in cujus sinu pudendae nubentes praesident, ut illarum pubicitiam prior deus delibasse videatur». Стало быть, приношение в жертву девственности бывало иногда реальным актом.
Замужние женщины в случае своего бесплодия обращались также к этому божеству и снова садились на его колени, чтобы сделаться плодовитыми.
По словам св. Августина, в постели новобрачных часто клали изображение богини Пертунды, или Претонды, чтобы помочь супругу в его трудном деле дефлорации. Арно-бий на этот счет говорит: «Pertunda in cubiculis praesto est virginialem scrobem effondientibus maritis».
В этом также видно указание на некогда существовавшую религиозную проституцию.
Культ богини Изис даже в более цивилизованные времена был не более как особый вид проституции. Храм ее и посвященные ей рощи служили местом свидания для пар, расторгнувших свои брачные узы, и влюбленных. Посредницами между последними являлись жрицы, занимавшиеся устройством свиданий, передачей писем и всякими иными делами, имевшими целью помочь обольстителю увлечь свою жертву.
Проституция гражданская. Обширное распространение в Риме гражданской проституции доказывается богатством синонимов на латинском языке для обозначения разного рода проституток, что заставляет думать, будто они делились на множество каст, чего, однако, на самом деле не было.
Так, «Alicariae», или булочницы, держались вблизи булочников и продавали лепешки, приготовленные из крупитчатой муки без соли и дрожжей, назначенные для приношений Венере, Изис, Приапу и другим богам и богиням. Лепешки эти, называвшиеся «coli phia» и «siligines», имели обыкновенно форму мужских и женских половых органов.
«Bustuariae» назывались те проститутки, которые по но-чам бродили около могил (busta) и костров и часто исполняли роль плакальщиц во время погребальных обрядов. Далее «Casalides» (или casoridas, casoritae), жили в отдельных небольших домиках (casae), откуда они и получили свое прозвание. «Сорае», или «taverniae», жили в трактирах и гостиницах, a «diobalares», или «diobalae», было название старых, изношенных женщин, которые требовали от поклонников за свою любовь только два обола, Плавт говорит в своем Pennulus, что к услугам последнего рода проституток обращались исключительно негодные рабы и самые низкие люди (servulorum sordidulorum scorta diobolaria). «Forariae», или «приезжими», назывались девушки, являвшиеся из деревень в город, чтобы в нем заниматься проституцией, a «Famosae» – патрицианки, матери семейств и матроны, не стыдившиеся развратничать в публичных домах, чтобы удовлетворить свою ненасытную похотливость и позором заработать деньги, а потом пожертвовать их на храмы и на алтари чтимых богов. «Junicae», или «vitellae» обязаны были своим названием исключительно своей тучности, a «noctilucae», или «noctuvigiles», – тому, что они бродили по улицам только ночью, как ночные сторожа.
Публичные женщины носили еще и другие названия, именно: «mulieres», или женщины «pallacae» – в воспоминание о вакханках, которые носили туники из тигровых шкур, «prosedae» – так как они, сидя, ожидали, чтобы их кто-нибудь пригласил для coitus'a. Кроме того, они особенно часто назывались, как и в Библии, «peregrinae», или чужестранками, так как в большинстве случаев они являлись из чужих стран в Рим, чтобы здесь торговать своим телом. Наконец, они носили также название «putae» («puti», «putilli»), корень которого перешел почти во все романские языки. Затем «Vagae», или «circulatrices», назывались бродячие проститутки, «ambulatrices» – те, которые гуляли на наиболее многолюдных улицах, a «scorta» – самые низкие из них, каковое название на простонародном языке можно передать словом «шкуры». «Scorta devia» назывались те проститутки, которые принимали своих поклонников у себя дома, но для этого постоянно находились у окон своего жилища, чтобы обратить на себя внимание прохожих. Для всех проституток было одинаково оскорбительно, когда их называли «scrantiae», «scraptae» или «scratiae» – очень бранные слова, приблизительно означающие «ночной горшок» или «стульчак» – выражения, которым соответствует в современном миланском наречии слово «seggiona». Низший класс проституток назывался в Риме еще «Suburranae», что, собственно, значит «жительницы предместья», потому что Suburra – одно из предместий Рима, находившееся около Via Sacra, было заселено исключительно ворами и проститутками. Название «Schaeniculae» носили те женщины, которые продавались солдатам и рабам и носили тростниковые или соломенные пояса как знак своего постыдного ремесла. Наконец, «naniae» назывались карлицы или маленькие девочки, которые начинали проституировать с шестилетнего возраста.
В Риме проституция процветала всюду: в храмах, на улицах и даже в театрах.
Salvian выражается следующим образом про тогдашние оргии: «Минерве воздают почести в гимназиях, а Венере – в театрах».
В другом месте он говорит: «В театрах творятся самые непристойные вещи, а в гимнастических залах имеют место самые безобразные сцены». Исидор из Севильи идет в своих «Etymologiae» еще дальше. Он говорит, что театры были синонимами публичных домов, так как в них куртизанки по окончании представления публично предавались разврату.
В Риме существовал также особый род проституции, которая совершенно не подчинялась надзору эдилов и которую можно было бы назвать эстетической, или изящной, соответственно тому, как в латинском языке она называлась словом «bona». Куртизанки, принадлежавшие к этому классу, назывались «bonae meretrices», что указывало на их более высокое совершенство в их ремесле. В действительности они не имели никакого отношения к обыкновенным несчастным жертвам проституции. У всех у них были свои привилегированные любовники, «amasii» или «amici», и они совершенно напоминали собою греческих гетер. Как и последние, они имели большое влияние на моду, на искусства, литературу и вообще на все патрицианское общество.
Этих куртизанок можно было встретить повсюду: на улицах, в цирках, в театрах, окруженных целой толпой поклонников. Часто они гуляли по городу, развалившись в носилках, несомые неграми, полуодетые, с серебряным зеркалом в руках, покрытые браслетами, драгоценными камнями, с сережками в ушах и с золотыми диадемами на головах. Находившиеся около них рабы освежали воздух громадными веерами из павлиньих перьев. Впереди и позади таких носилок шла обыкновенно толпа евнухов, мальчишек, шутов-карликов и музыкантов, игравших на флейтах. Менее богатые из этих гетер или же менее тщеславные и наглые прогуливались пешком, одетые во всевозможные пестрые ткани. Они появлялись на улицах с зонтиками в руках, с зеркалами и веерами, в сопровождении нескольких рабов или по меньшей мере одной рабыни.
4. Средние века. Религиозная проституция. В средние века религиозная проституция существовала среди некоторых сект, проповедовавших общность жен.
Николаиты проповедовали отсутствие всякого стыда в половых отправлениях и учили, что все страсти, даже самые грубые и низкие, полезны и святы. Они вместе с так называемыми гностиками слились в несколько союзов, называвшихся фибионитами, стратиотиками, левитами и бар-боритами, в основу учения которых легли их взгляды.
Св. Епифаний описывает в IV столетии распространенный между ними разврат, не знавший никаких пределов. Секты эти просуществовали тайно до XII столетия, сделав еще одну попытку привиться к жизни.
Карпократ основал секту, которая учила, что стыд должен быть приносим в жертву Богу. Сын его, Епифан, развил учение своего отца, установив общность жен, по которой ни одна из них не должна была отказать в своих ласках кому бы то ни было из мужчин, если он потребует их на основании своего естественного права.
Секта адамитов была основана неким Продонусом, который был сторонником учения карпократов и ввел публичное отправление половых потребностей днем, говоря, что то, что хорошо ночью в темноте, не может считаться дурным при дневном свете.
Пикардистами назывались последователи Пикарда, главы другой эротической секты. Когда кто-нибудь из них желал обзавестись подругой, он являлся с ней к главе секты и говорил: «Мой дух воспламенен ею», на что последний обыкновенно отвечал словами Библии: «Идите, плодитесь и размножайтесь». Пикардисты, во время преследований их, укрылись в Богемии у гуситов, но последние истребили их всех до одного, не пощадив даже их жен, которые были почти все беременные и которые в темнице упорно отказывались от одежд и разрешались от бремени, смеясь и распевая непристойные песни (Beyle. Diction, historique et critique, статья «Picards»).
Пикардисты воскресли во Франции в 1373 году под именем «скоморохов» (Turlupins), которые не только не признавали никакой одежды и ходили голыми, но даже, по примеру греческих циников, совокуплялись публично днем, в присутствии посторонних. Вот слова Beyle'a, который цитирует одно место из речи канцлера Gerson'a, направленной против них: «Cynicorum philosophorum more omnia verenda publicitis nudata gestabant et in publice velut jumenta coibant instar canum in nuditate et exercitio membrorum pudendorum degentes».
То же самое было в долинах Базиликаты, в Абруццких горах и в одном капище в Ороне в Пьемонте.
Имя св. Prix'a, y французов Ргеу'а и Priet'a, очевидно, произошло из древнего Priapus.
Проституция гостеприимная. Обычаем гостеприимства, напоминавшим нравы диких, было так называемое «украшение ложа» рыцаря, являвшегося гостем в каком-нибудь замке. По поводу этого дикого обычая Lacorne de Saint-Palaye цитирует одну очень любопытную новеллу (Manuscript du roi No7615, лист 210), где говорится об одной хозяйке замка, у которой гостил некий рыцарь и которая не хотела лечь спать до тех пор, пока не послала ему одну из своих дам разделить с ним ложе.
Проституция гражданская. Епископ, аббат, барон и ленный владетель могли содержать у себя нечто вроде гарема на счет своих вассалов.
Подобно тому как в настоящее время в кафе-шантанах, так прежде свидания с проститутками имели место около колодцев во дворах чудес («Cours de miracles»), где они жили, или на улицах, где выставляли себя напоказ. Около такого колодца, служившего, впрочем, для всеобщего употребления, собиралось по вечерам много женщин с целью потолковать о своих любовных делах.
Можно сосчитать все колодцы, игравшие роль в истории проституции, и в каждом городе можно было найти один колодец, на котором было бы легко доказать, что Putagium средних веков (франц. «puits», итал. «pozzo») было неразрывно связано с забытыми в настоящее время общественными колодцами. Не требуется дальнейших доказательств того, что слова «putagium», «puteum» и «putaria» указывают на места сборищ проституток. Слово «putaria» употребляется в этом смысле в латинском языке итальянцев, на что указывает устав города Asti: «Si uxor alicujus civis Astensis olim aufugit pro putario cum aliquo». – «Puteum» же более употреблялось в латинской поэзии, смешивавшей его с «putagium», Слово «borde» употреблялось для обозначения отдельной хижины или ночного убежища, находившегося где-нибудь при дороге или у реки, вдали от города, в предместье его или даже в чистом поле. В таких «bordes'ax» и ютилась вначале проституция, подальше от надзора городской полиции и в безопасности от шумных скандалов.
Jacques de Vitry следующим образом описывает проституцию в Университетском квартале Парижа около конца XII столетия. «В одном и том же доме, – пишет он, – живут в верхнем зтаже профессора школ, а в нижнем – публичные женщины, торгующие своим телом. Ссоры между ними и их любовниками прерываются по временам учеными спорами и аргументами мужей науки».
Людовик IX был очень добродетельный монарх, но в то же время и очень наивный, потому что он мечтал искоренить в своем государстве проституцию. Закон его, изданный в 1254 году об изгнании всех распутных женщин из пределов Франции, не мог быть приведен в исполнение по той простой причине, что он противоречил природе вещей.
Вскоре стало ясно, что официальная, регламентированная законом проституция была менее вредна, нежели тайная, и явилось убеждение, что искоренить проституцию невозможно, что все репрессивные меры меняют только ее название и форму, служа в то же время для нее новым возбудительным средством.
В течение того недолгого времени, когда проституция принуждена была существовать тайно, все таверны превратились в дома терпимости, и, наоборот, последние сделались трактирами, когда они снова были восстановлены приказом того самого короля, который раньше их запретил. По мнению Delamare'a, именно во время этого, так сказать, междуцарствия признанной законом проституции, публичные женщины стали называться различными позорными именами, указывавшими на их постыдное занятие.
В царствование Филиппа Августа получило распространение в народе слово «ribaud» (от «ribaldo» – «ribaldus») в смысле «безнравственный», «развратный». Этим именем вначале обозначали без различия пола ту толпу, которая вращалась около королевской свиты и жила главным образом развратом, грабежом, игрой и милостыней.
Эта толпа разрослась до чудовищных размеров во время крестовых походов, и нередко число обозных служителей или придворных слуг какого-нибудь отряда далеко превосходило число солдат в нем. Среди них находилась также масса женщин, скрывавших свое постыдное занятие проституцией под видом служения королю и его вассалам.
Филипп Август решил воспользоваться для своих выгод этой толпой бездельников, и, вместо того чтобы стараться избавиться от нее путем угроз и наказаний, он придал ей известную организацию и постоянный порядок. Впоследствии из нее он сделал даже свою лейб-гвардию.
Одним из постановлений общины в Камбре следующим образом определены привилегии этого «roi des ribauds» этой шайки («le roi des ribauds»): «Вышеназванный „roi des ribauds“ король получает от каждой женщины, совокупившейся с мужчиной, по пяти су за каждый раз, безразлично, живет ли она в городе или нет. Равным образом всякая женщина, которая поселится в городе и в первый раз подчиняется настоящим правилам, платит в его пользу два турецких су. Затем каждая женщина, которая переменит квартиру или вовсе оставит город, обязана уплатить ему двенадцать денье» и т д.
В каждом публичном доме имелся такой «roi des ribauds», заботившийся о соблюдении в нем порядка и бывший карикатурой придворного «roi des ribauds».
5. Новые времена. Придворная проституция. Если верить brantome'y. Франциск I хотел уничтожить банду развратных и опасных женщин, которые под наблюдением и руководством так называемого «roi des ribauds» всюду сопровождали его предшественников. При нем этот «roi» был заменен одной из придворных дам, и следы этой щекотливой должности мы находим еще в царствование Карла IX.
Вот что рассказывало Brantome'y одно высокопоставленное лицо, которое не скрывало от себя гибельных последствий этой деморализации современной аристократии: «Если бы разврат существовал только среди придворных дам, зло было бы ограничено; но он распространяется также среди остальных французских женщин, которые заимствуют у придворных куртизанок их моды и образ жизни и, стараясь подражать им также в развратности, говорят: „При дворе одеваются так-то, танцуют и веселятся таким-то образом; мы сделаем то же самое“.
Франциск I превратил свой двор в гарем, в котором его придворные делили с ним ласки дам. Король служил для всех примером необузданности в разврате, не стыдясь открыто поддерживать свои незаконные связи. «В его время, – говорит Sauvai, – на придворного, не имевшего любовницы, смотрели при дворе косо, и король постоянно осведомлялся у каждого из окружавших его царедворцев об именах их дам сердца».
Во дворце Лувра жила масса дам, преимущественно жен всякого рода чиновников, и «король, – повествует даль-nie Sauvai, – имел у себя ключи от всех их комнат, куда он забирался ночью без всякого шума. Если некоторые дамы отказывались от подобных помещений, которые король предлагал им в Лувре, в Турнелле, в Медоне и других местах, то жизни мужей их, в случае если они состояли на государственной службе, грозила серьезная опасность при первом обвинении их в лихоимстве или в каком-нибудь ничтожном преступлении, если только их жены не соглашались искупить их жизнь ценою своего позора».
Mezeray рисует в своей «Historie de France» поразительные картины этой испорченности нравов. «Началась она, – говорит он, – в царствование Франциска I, получила всеобщее распространение во время Генриха II и достигла, наконец, крайних степеней своего развития при королях Карле IX и Генрихе III».
Одна высокопоставленная дама из Шотландии, по имени Hamier, желавшая иметь незаконнорожденного ребенка от Генриха И, выражалась, как свидетельствует Brantome, следующим образом: «Я сделала все, что могла, и в настоящее время я забеременела от короля: это для меня большая честь и счастье. Когда я думаю о том, что в королевской крови есть нечто особенное, такое, чего нет в крови простых смертных, я чувствую себя очень довольной, помимо даже тех прекрасных подарков, которые я при этом получаю». Brantome при этом добавляет: «Эта дама, как и другие, с которыми мне приходилось беседовать, придерживается того мнения, что находиться в связи с королем нисколько не предосудительно и что непотребными женщинами следует называть только тех, которые отдаются за небольшие деньги людям незнатного происхождения, а не любовниц короля и высокопоставленных царедворцев его».
Brantome приводит далее мнение одной знатной дамы, которая стремилась одарить всех придворных своими ласками, подобно тому как «солнце озаряет всех одинаково своими лучами». Такой свободой могли, по ее мнению, пользоваться только знатные особы, «мещанки же должны отличаться стойкостью и неприступностью, и если они не придерживаются строгости нравов, то их следует наказывать и презирать так же, как непотребных женщин домов терпимости».
После всего этого нечего удивляться тому, что одна придворная дама завидовала свободе венецианских куртизанок. Brantome, сообщающий этот факт, восклицает: «Вот поистине приятное и милое желание!»
Мемуары Brantome'a содержат богатый материал по описанию тогдашних нравов, испорченность которых достигла своих крайних пределов.
Следовало бы целиком перепечатать его книгу «Femmes galantes».
Sauvai, который приводит цитаты из нее, стараясь быть как можно более сдержанным, рассказывает следующее: «Вдовы и замужние женщины занимались исключительно всевозможными любовными похождениями, а молодые девушки во всем им подражали: некоторые из них делали это совершенно открыто, без всякого стеснения, другие же, менее смелые, старались выйти замуж за первого встречного, чтобы потом вволю предаваться подобным любовным развлечениям».
Но все это было ничто в сравнении с кровосмешением, бывшим в аристократических семействах настолько частым явлением, что дочь, – по словам Sauval'а, – редко выходила замуж, не будучи раньше обесчещена своим собственным отцом.
«Мне часто, – говорил он, – приходилось слышать спокойные рассказы отцов о связи их с собственными дочерьми, особенно одного очень высокопоставленного лица: господа эти, очевидно, не думали больше о петухе в известной басне Эзопа».
После всего этого не может показаться даже невинной одна «благородная девица», которая утешала своего слугу следующими словами: «Обожди, пока я выйду замуж, и ты увидишь, как мы под покровом брака, который скрывает все, будем весело проводить с тобою время».
«Бесстыдство некоторых девиц, – замечает в другом месте Sauvai, – доходило до того, что они удовлетворяли своим развратным наклонностям даже в присутствии своих гувернанток и матерей, которые, однако, ничего не замечали».
В замке Фонтенбло, по словам его, все комнаты, залы и галереи были переполнены такой массой картин эротического содержания на сумму более ста тысяч экю, что регентша Анна Австрийская приказала (в 1643 г.) сжечь их.
Испорченность и извращенность нравов дошла до того, что многие мужчины вступали в связь с мужчинами, а женщины – с женщинами. Одна известная принцесса, например, будучи гермафродитом, жила с одной из приближенных. В Париже и даже при дворе было много женщин, занимавшихся лесбийской любовью, чем были даже довольны их мужья, не имевшие в таком случае никакого повода ревновать их.
«Некоторые женщины, – читаем мы в „Amours de rois de France“ (с. 115, 12 изд., 1739 г.), – никогда не отдавались мужчинам. Они имели у себя подруг, с которыми и делили свою любовь, и не только сами не выходили замуж, но и не позволяли этого своим подругам».
Маргарита Валуа была в кровосмесительной связи со своим братом Карлом IX и с другими своими младшими братьями, из которых один, Франциск, герцог Алансонский, поддерживал с нею эту связь в течение всей своей жизни. Это не вызывало в тогдашнем обществе никакого скандала, а послужило разве материалом для нескольких эпиграмм и шутливых песен («Chansons»). Карл IX слишком хорошо знал свою сестрицу Марго, чтобы судить о ней иначе, чем было сказано в «Divorce satirique»: «Для этой женщины нет ничего священного, когда дело идет об удовлетворении ее похоти: она не обращает внимания ни на возраст, ни на положение в свете, ни на происхождение того, кто возбудил ее сладострастное желание; начиная с двенадцатилетнего возраста она еще не отказала в своих ласках ни одному мужчине».
Екатерина Медичи не отличалась большой строгостью нравов. Об этом достаточно можно судить по тому банкету, который она задала королю в 1577 году в саду замка Chenonceaux, где самые красивые и благородные придворные дамы, полураздетые, с распущенными, как у новобрачных, волосами, должны были прислуживать за столом королю и его приближенным (Journal de L'Estoile).
Поэтому нисколько не удивительно, что самые знатные дамы были в своей интимной жизни в сто раз более циничны и развратны, чем простые женщины.
Проституция политическая. Разврат и распущенность придворных и высших классов населения не замедлили распространиться в народ. Кроме того, придворные куртизанки приобрели большое влияние на политику государства.
«Некогда, – говорит Mezeray в своем „Precis chronologique de l'histoire de France“, – мужчины увлекали женщин в разврат словом и примером, но с тех пор как любовные интриги начали играть такую выдающуюся роль в событиях государственной важности, женщины далеко превзошли мужчин».
Екатерина Медичи для достижения своих политических планов пользовалась массой придворных дам и молодых девушек, которые были очень искусны в любовной стратегии. Женщины эти назывались «летучим отрядом королевы».
Отряд этот состоял из 200—300 женщин, которые постоянно жили вместе, связанные друг с другом самым тесным образом.
Далее, во главе шаек Фронды находились также женщины, отличавшиеся ловкостью и красотой. Они достигали своих целей, соблазняя офицеров и даже солдат.
Герцогиня Bouillon действовала в Париже, а принцесса Conde, племянница Richelieu, сделавшись супругой и матерью по приказанию своего дяди, призывала к оружию народ в Бордо.
Далее, г-жа Montbazon рекрутировала солдат среди военных и чиновников, жены парламентских секретарей орудовали среди судейских, лавочницы – среди торговых людей, женщины из простонародья – среди этого последнего. И все они шли к намеченной цели одним и тем же путем разврата: богатые развратничали в своих роскошных салонах, мещанки – в своих скромных домиках, а женщины из простонародья – на перекрестках и в трактирах.
Проституция эстетическая. В xv столетии в Италии была распространена эстетическая проституция, которая, по свидетельству Graf'а [6], представляла собою возрождение проституции Древней Греции. Проститутки этого класса, в отличие от обыкновенных, назывались «Meretrices honestae». Они отличались в общем высоким образованием и вращались в высших сферах общества: среди артистов, сановников, принцев и т п.
У Graf'а мы находим следующее описание некоторых из них: знаменитая Imperia изучила искусство сочинять стихи у Nicolo Compono, прозванного «Lo Strascino», и владела латинским языком. Лукреция, прозванная «Madrema non voule», могла служить образцом корректного и изящного языка, и Aretin говорит о ней устами известного прожигателя жизни Ludovico в одном из своих Ragionamenti следующее: «Ее можно было бы назвать Цицероном: она знает на память всего Петрарку и Боккаччо и массу стихов из Вергилия, Горация, Овидия и многих других авторов». Лукрецию Squarcia, родом венецианку, о которой говорится в известной Tariffa, можно было часто видеть на гуляньях с сочинениями Петрарки, Вергилия и Гомера в руках:
Recando spesso il Petrachetto in mano, Di Virgilio le carte ed or d'Omero.
Она считалась в свое время большим знатоком чистого итальянского языка.
Имена Туллии d'Aragona и Вероники Franco известны в истории литературы, а Камилла Pisana написала книгу, которую редактировал Франциск del Nero. Дошедшие до нас письма ее отличаются немного вычурным слогом, но не лишены изящества; в них встречается множество латинизмов и даже целых латинских выражений.
Говоря о знаменитой Isabella de Luna, испанке, которая объездила полсвета, Bandello замечает, что она считалась самой умной и ловкой женщиной в Риме.
Аристократы и писатели не только не скрывали своих связей с наиболее известными куртизанками, но даже хвастали ими, и каждый стремился добиться у них большего внимания, чем его соперники. Знаменитый полководец Giovanni Medici приказал увести насильно Лукрецию («Madrema non voule») от Giovanni del Stufa, который давал в честь ее праздник в Recanati.
В 1531 году шесть рыцарей вызывали во Флоренции на поединок всякого, кто не хотел бы признать Туллию d'Aragona самой почтенной и достойной удивления женщиной в свете. Когда такая Аспазия меняла место своего жительства, то о ней говорили столько же, сколько о приезде и отъезде королевы. Посланники извещали даже об этом свои дворы.
Заключение. Из всего изложенного мы можем сделать следующее заключение. У народов на заре их развития стыд был совершенно неизвестен; в половых сношениях существовала самая полная свобода; даже там, где не было беспорядочного полового сожития, брак являлся не тормозом, а скорее двигателем проституции: особенно в странах, где муж торговал своей женой, отдавал ее временно другому в пользование и т д.
За этим периодом существования проституции в качестве нормального явления следует другой, в котором она, претерпев множество перемен, является уже более или менее отжившей, устаревшей. Она выражается тогда различно: то женщина должна принадлежать одинаково всем членам данной общины, то только политическому или духовному главе ее (Jus primae noctis в средних веках и религиозное растлевание девушек в Камбодже). Дальнейшей формой ее является проституция в храмах, причем женщина принадлежит безразлично всем или во всякое время, или же только в известные периоды, при религиозных празднествах. По временам наблюдается как бы ослабление проституции: замужние женщины, например, должны быть целомудренны, а девушки могут пользоваться полной свободой в своем поведении, или же первые обязаны в известное время нарушать свою обычную супружескую верность и возвращаться к первоначальному беспорядочному половому общению. В некоторых случаях проституция находится в связи с долгом гостеприимства, и брак, принимающий моногамическую форму, допускает, тем не менее, право гостя на жену своего друга. В других случаях первобытное беспорядочное половое сожитие оживает вновь, но уже в виде наказания женщины за нарушение ее долга супружеской верности. Часто проституцию санкционирует и религия, стремящаяся всегда сохранить все прошлое, призывая ее опять в известных случаях к жизни, как и иногда каннибализм, когда он уже давно исчез из народных обычаев.
В третьем периоде проституция опять исчезает из области традиций и представляется явлением болезненности и отсталости лишь известного класса лиц. Но в этом переходе от здорового к болезненному состоянию в виде блестящего исключения является эстетическая проституция, играющая роль оживляющего, плодотворного начала. Так, мы видим, что в Японии и в Индии известный класс гениальных проституток заботливо хранит и культивирует искусство пения и танцев и образует на основании этого особую привилегированную касту. Точно так же и в Греции некогда цвет гениальных мужей группировался около гетер и нашел в них могучий двигатель духовного и политического развития. Явление это повторилось в Италии в XV столетии и имело огромное влияние на духовный прогресс этой эпохи, который у отдельных индивидов, как и у целых народов, всегда так тесно связан с их половой жизнью.
Graf доказал, что известные условия, благоприятствовавшие появлению на свет эстетической проституции, повторялись в XV столетии в Италии и потому сопровождались и здесь одинаковыми последствиями. «Современники Перикла и Алкивиада, – говорит он, – были окружены всепроникающей атмосферой красоты. Женская красота могла достигнуть своего идеального воплощения, по мнению древних, только в лице гетеры. Поэтому Аспазии, античной красоте которой угрожает беременность, вменяется в обязанность предотвратить эту опасность при помощи предохранительного выкидыша».
Итальянцы XV столетия также жили, окруженные красотой; век этот оставил нам многочисленные произведения, в которых женская красота описана, анализирована и самым тщательным образом исследована в своих причинах и законах.
В Греции во времена Перикла исчезает уважение к браку; точно так же в Италии в XV столетии он подвергается всеобщему презрению и осмеянию, так что тогдашние писатели почти все разделяют взгляд Aretin'a, по которому «жена – такая тяжесть, для которой нужны плечи Атланта».
«Если холостая жизнь, – замечает Graf, – вообще поддерживает и даже создает проституцию, то безбрачие образованных людей, писателей и артистов призывает к жизни гетеру и куртизанку».
Девушка дня

Алина, 27 лет
Санкт-Петербург
Расширенный поиск
Категория:
Район:
Метро
Возраст:
  -
Рост (см):
  -
Вес (кг):
  -
Бюст:
  -
Цена за час:
  -
Услуги:
Секс
Классический секс
Анальный секс
Групповой секс
Лесбийский секс
Услуги семейной паре
Минет в презервативе
Минет без резинки
Минет глубокий
Минет в машине
Куннилингус
Игрушки
Окончание на грудь
Окончание на лицо
Окончание в рот
Подружки
Стриптиз
Стриптиз профи
Стриптиз не профи
Лесби откровенное
Лесби-шоу легкое
Стриптизерши
Садо-мазо
Бандаж
Госпожа
Игры
Легкая доминация
Порка
Рабыня
Фетиш
Трамплинг
Экстрим
Страпон
Анилингус делаю
Золотой дождь выдача
Золотой дождь прием
Копро выдача
Фистинг анальный
Фистинг классический
Массаж
Классический
Профессиональный
Расслабляющий
Тайский
Урологический
Точечный
Эротический
Ветка сакуры
Аква-пенный
Шведский
Место встречи
У меня
У тебя
Разное
Ролевые игры
Эскорт
Телефон:
Имя:
 

работа